zdrager (zdrager) wrote,
zdrager
zdrager

Categories:

К вопросу о лишении В. Р. Мединского степени доктора


Эссе критически-историковедческое

Ознакомился наконец с текстом "Заявления о лишении В. Р. Мединского ученой степени доктора исторических наук" от 25 апреля 2016 года за авторством Козлякова В. Н., Ерусалимского К. Ю. и Бабицкого И. Ф. (далее – Заявление), и сделал для себя такие выводы.

Прежде всего, лексика и стилистика Заявления откровенно визгливо-эмоциональны, бесконечно далеки от корректного научного стиля, и текст Заявления насыщен дешевой демагогией типа: "уже при самом поверхностном знакомстве с трудом В. Р. Мединского не только специалисту, но и любому человеку с хоть сколько-нибудь серезьным гуманитарным образованием бросается в глаза тот неоспоримый факт, что этот текст в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета".

У меня при самом поверхностном знакомстве с текстом уже второго абзаца Заявления бросились в глаза сразу два неоспоримых факта – заявители явно не дружат с логикой (иначе при утверждении "бросается в глаза тот неоспоримый факт, что этот текст в принципе нельзя считать историческим исследованием" совершенно излишними становятся остальные 20 страниц заявления с приложениями – если факт неоспорим и сразу бросается в глаза, то зачем его доказывать. Факт же, и к тому же неоспоримый).

Второй неоспоримый факт, который мне бросился в глаза – это тот неоспоримый факт, что авторы Заявления безусловно исключают людей с гуманитарным образованием из числа специалистов. Я понимаю, что они не это имели в виду, но получилось забавно.

Авторы Заявления разбили его на шесть частей. В первой части критикуют текст диссертации В. Р. Мединского по существу, во второй – по идеологическим причинам, в третьей, четвертой, пятой и шестой – по формальным причинам. Рассмотрим их все по порядку.

(Примечание предварительное: текста самой обсуждаемой диссертации не нашел, к сожалению. Потому оцениваем только текст Заявления).

1. Претензии критикантов к тексту докторской диссертации В. Р. Мединского по существу


В подтверждение своего утверждения, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" авторы Заявления приводят ровно шесть вырванных из контекста цитат из текста диссертации, и радостно их громят. Оценим градус накала погромов.

Первая цитата.

"…Так, например, на стр. 240-241 Мединский пишет: «Как известно, у православных верующих все церковные книги были написаны на русском языке, поэтому понять их содержание было легко. Иная ситуация была у католиков и протестантов. У них Священное писание было написано на латыни, которую рядовые верующие не знали». Речь идёт о временах Ивана Грозного. Не нужно быть историком, чтобы оценить почти неправдоподобную для учёного-гуманитария степень невежества автора этой фразы – в одном предложении он сумел показать, что ему ничего не известно ни о таком феномене, как церковнославянский язык, ни о переводе Священного Писания на немецкий язык, сделанном Лютером".

Мне бросился в глаза тот неоспоримый факт, что только полные идиоты могут сделать из приведенной цитаты В. Р. Мединского те выводы, которые сделали критиканты: "что В. Р. Мединскому ничего не известно ни о церковнославянском языке, ни о переводе Священного Писания на немецкий язык, сделанном Лютером". Потому что В. Р. Мединский писал совершенно о другом – о том, что церковные книги у православных русских были написаны на понятном языке, не выделив при этом разницы между русским и церковнославянским, что в данном случае не очень существенно – речь идет о том, что язык церковных книг был понятен для русских, и до сих пор понятен, церковнославянский язык вполне привычен и ясен для большинства православных русских, об этом бесспорном факте и написал В. Р. Мединский.

Указал В. Р. Мединский и на другой бесспорный факт: "у католиков и протестантов … Священное писание было написано на латыни, которую рядовые верующие не знали". Повторим, речь идёт о временах Ивана Грозного. Не нужно быть историком, чтобы оценить почти неправдоподобную для учёного-гуманитария степень невежества критикантов, которые не способны понять, что первый (ПЕРВЫЙ) перевод Библии на немецкий язык, сделанный современником Ивана Грозного Мартином Лютером в 1522-42 годах, никак не отменяет правильно отмеченного В. Р. Мединским бесспорного факта: "у католиков и протестантов … Священное писание было написано на латыни, которую рядовые верующие не знали". Единственный и первый перевод Библии на немецкий не мог мгновенно изменить ситуацию наличия только латинских текстов этого сборника еврейских народных сказок повсеместно в Европе. Если у протестантов с момента перевода Библии положение стало постепенно и медленно меняться, и стали распространяться переводы Библии, то католики еще несколько столетий были лишены возможности читать Библию на родном языке. Ибо даже Портос замечал, что он убивает протестантов за то, что они поют по-французски те псалмы, которые сам Портос поет на латыни. Именно этот неоспоримый факт и бросается в глаза – разница в возможности понимания Библии западноевропейцами и русскими, сложившаяся в Средневековье.

Вывод - первая попытка критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" признана неудачной.

Вторая цитата.

Критиканты: "… Чтобы не показаться голословными, приведём ещё несколько. Стр. 189: «Из русских летописей известно, что русские люди столкнулись с агрессией неверных, т.е. не христиан, значительно раньше европейцев и в течение нескольких веков успешно её отражали». Если вспомнить, что завоевание арабами Пиренейского полуострова относится к началу VIII века, а на территории современной Франции их нашествие было остановлено Карлом Мартеллом в битве при Пуатье в 732 году, за два с половиной века до крещения Руси, то остаётся только гадать, что имел в виду В. Р. Мединский – то ли, по его мнению, жители вестготского и франкского королевств не были европейцами, то ли арабские завоеватели были христианами…".

Мне бросается в глаза тот неоспоримый факт, что идиоты не способны просто прочитать и понять текст, который они критикуют. В цитате В. Р. Мединского же прямо сказано: "Из русских летописей известно … и т. д." Повторяю для тех, кто в танке "Из русских летописей известно". В. Р. Мединский здесь передает широко известную трактовку исторических событий согласно мнению авторов летописей, и именно авторы русских летописей действительно предлагали такую концепцию истории, поддержанную в дальнейшем и официальной историей в 18 веке и дожившую до нашего времени – типа Русь "держала щит меж двух враждебных рас монголов и Европы".

Не писал В. Р. Мединский, что "жители вестготского и франкского королевств не были европейцами, то ли арабские завоеватели были христианами…", как пытаются внушить послушному пиплу критиканы, и нет в русских летописях ни слова про Карла Мартелла. Авторы Заявления здесь тупо и нагло перевирают слова В. Р. Мединского.

Вывод - вторая попытка критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" признана неудачной.

Третья цитата.

"Впрочем, его (В. Р. Мединского) трактовка понятия «христианство» вообще с очевидностью отличается от общепринятой – так, на стр. 447 у него можно обнаружить фразу: «Различия между христианской и католической церквями порождали определённое непонимание и недоверие друг к другу» (!)."

Воздержусь от оценки. Тут надо смотреть в контексте, представляет ли данная вырванная из контекста фраза мнение самого В. Р. Мединского, или это, как и в предыдущем случае, отражение какой-то трактовки. Например, может, там идет речь о том, что "различия между христианской и католической церквями" существовало в представлении русского народа до 20 века, пока слова "православный" в официальном названии русской церкви не было, и русская церковь позиционировала себя как просто христианская. Соответственно, католики автоматически классифицировались как не христиане, или как неправильные христиане. Добавлю, что и современные опросы показывают, что в России православных больше, чем христиан, так что здесь до сих пор не все однозначно.

Вывод - третья попытка критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" требует дополнительных уточнений.

Четвертая цитата.

"Стр. 165: «Например, язык русских людей Павел назвал иллирийским, т.е. принадлежащим к отдельной ветви индоевропейской языковой семьи. Это, хотя и подразумевало его глубокие корни, но убеждало европейских читателей лишь то, что для них он чужд и непонятен». Здесь В. Р. Мединский допускает не менее комичную ошибку: разумеется, в понимании Паоло Джовио латинское прилагательное illyricus в узком смысле относилось к языку современных ему обитателей территории, которая в древности называлась Иллирией, т.е. к одному из южнославянских диалектов сербско-хорватского ареала, а в широком смысле – ко всем сходным с ним наречиям. Иными словами, фактически Джовио просто назвал русский язык славянским, и не более того. Однако Мединский, не смущаясь очевидным анахронизмом, придаёт слову «иллирийский» то специфическое значение, которое оно приобрело в современной индоевропеистике".

Здесь соглашусь с критикантами. Если они ничего не переврали, по своему обыкновению, то здесь В. Р. Мединский действительно допустил ошибку. Не вижу в ней, впрочем, ничего комического, тем более "не менее комического" (выражение, подразумевающае что что-то комическое в тексте В. Р. Мединского было отмечено выше).

Вывод - с четвертой попытки критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" они сумели указать на мелкую ошибку в тексте.

Действительно мелкую, ибо то, что Паоло Джовио на самом деле относил или не относил какой-то язык и индоевропейской языковой семьи, деталь совершенно второстепенная и на суть диссертации нисколько не влияет.

Пятая цитата.

"Стр.131-132: «Некоторые исследователи полагают, что именно эта часть «Трактата» является самой главной, поскольку цель автора якобы состояла в критике географических представлений немецкого гуманиста XV века Энея Сильвия Пикколомини.» Тут у читателя может сложиться впечатление, что человек, называющий уроженца Тосканы Энеа Сильвио Пикколомини «немецким гуманистом», не только ничего не слышал об этом историческом деятеле, но даже вряд ли способен отличить немецкую фамилию от итальянской – иначе, казалось бы, одно это несоответствие фамилии и предполагаемой этнической принадлежности должно было заставить его заглянуть хотя бы в энциклопедический словарь".

Кто-то из блогеров недавно разбирал этот пассаж, и указал, что упомянутый персонаж, хоть и был родом из Италии, но большую часть сознательной жизни провел в Германии, и свою научную и политическую карьеру построил в Германии, потому в назывании его "немецким гуманистом" нет никакой ошибки.

Вывод - пятая попытка критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" признана неудачной.

Шестая цитата.

"Стр. 341-342: «Трудно понять, почему Маржерет полагал, что Рюрик с братьями были из Дании. По его версии получалось, что династия русских государей имела датское происхождение. В русских летописях утверждалось, что Рюрик был варягом и прибыл из Скандинавии.» Эти слова лишний раз подтверждают, что не только исторические, но и географические познания В.Р. Мединского, видимо, хромают даже по меркам первого курса исторического факультета, а то и выпускного класса средней школы. В противном случае предположение, что скандинав может быть родом из Дании, вряд ли показалось бы ему настолько трудным для понимания".

Соглашусь с критикантами, добавлю только, что В. Р. Мединский врет, что "в русских летописях утверждалось, что Рюрик прибыл из Скандинавии".

Вывод - с шестой попытки критикантов доказать, что "текст (диссертации В. Р. Мединского) в принципе нельзя считать историческим исследованием – настолько он пестрит грубейшими ошибками, которые трудно себе представить даже в курсовой работе студента исторического факультета" они сумели указать на вторую мелкую ошибку в тексте.

На этом критика текста диссертации В. Р. Мединского по существу в рассматриваемом Заявлении завершена. На 479 страниц текста диссертации критиканты сумели представить всего шесть вырванных из контекста фраз, содержащих, по мнению критикантов, какие-то фактические ошибки. Две мелких ошибки там действительно присутствуют, один случай сомнителен, три случая - безусловно высосанные из пальца ложные претензии. Уже при самом поверхностном знакомстве с трудом критикантов не только разумному человеку, но и даже человеку с гуманитарным образованием бросается в глаза тот неоспоримый факт, что эту критику в принципе нельзя считать объективной - настолько она пестрит грубейшими передергиваниями, которые трудно себе представить даже в какой-нибудь передаче радиостанции "Эхо Москвы".

2. Идеологические претензии критикантов к тексту докторской диссертации В. Р. Мединского


Наша расово правильная группа критикантов обрушивает шквал негодования на "своеобразный методологический подход" В. Р. Мединского, который, если верить Заявлению, сформулирован так:

«Критерием положительной или отрицательной оценки, – по словам нашего современника – известного русского учёного и мыслителя О. А. Платонова, – могут быть только национальные интересы России. Первый вопрос, на который должна честно ответить историческая наука – насколько то или иное событие или частное деяние отвечает интересам страны и народа. Взвешивание на весах национальных интересов России создаёт абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда» (стр. 3-4) .

Здесь я наблюдаю некоторую путаницу. О чем вообще идет речь? В начале цитаты речь идет о том, что требуется оценивать с позиций национальных интересов России "то или иное (историческое) событие или частное деяние". В конце цитаты говорится о том, что взвешивать "на весах национальных интересов России" требуется уже не исторические события, а исторические труды. И с тем, и с другим я согласен, но это все же две разные мысли – оценка исторических событий и оценка исторических трудов.

Наши хитрожопые критиканты, впрочем, игнорируют первую часть высказывания (об оценке исторических событий с точки зрения интересов России), и обрушивают весь градус накала своей неполживости на вторую идею – о необходимости оценки исторических трудов с учетом интересов России.

Аргументация такая: "Историческая наука тем и отличается от пропаганды, что не оценивает события положительно или отрицательно в зависимости от их соответствия чьим-либо национальным интересам, а ограничивается беспристрастным анализом".

Ну уважаемые господа пидорасы-в-плохом-смысле-слова доктор исторических наук Вячеслав Николаевич Козляков, доктор исторических наук Константин Юрьевич Ерусалимский, и примкнувший к ним мухосранский ПхД Иван Федорович Бабицкий, вы хоть понимаете, что вы натворили? (с) Вы хоть понимаете, что ваше вранье имеет шанс воздействовать только на ту часть публики, которая заранее готова отстаивать национальные интересы кого угодно, кроме России?

На самом деле историческая наука тем и отличается, что допускает беспристрастный анализ только тех событий, которые эмоционально и исторически не затрагивают историка и его аудиторию. А анализ тех событий, которые имеют практическое, политическое, психологическое или идеологическое значение для историка и его аудитории, беспристрастным не бывает и быть не может. Это понимают даже дошкольники на уровне "В Ледовом побоище наши победили – это хорошо". Этого не понимают доктора наук и примкнувший к ним ПхД. Точнее, делают вид, что не понимают. На себя бы посмотрели, козлики.

А еще историческая наука отличается от пропаганды тем, что обслуживает интересы пропаганды, если пропаганде это требуется. А если народ не будет кормить своих историков, то будет кормить чужих. Что мы и наблюдаем в последние тридцать лет. Что мы и наблюдаем на примере наших критикантов, у которых судороги делаются при одной мысли о возможности учета национальных интересов России.

В попытке подтвердить негожесть "своеобразного методологического подхода" В. Р. Мединского критиканты приводят такую цитату из диссертации:

"Например, на стр. 441 мы находим следующий вывод: «Таким образом, высказанное ещё в XV веке мнение А. Контарини о склонности русских людей к пьянству стало повторяться в сочинениях иностранцев и в XVI, и в XVII веках. При этом каждый автор всё больше и больше сгущал краски, способствуя формированию у европейцев устойчивого мнения о русских людях как о закоренелых и беспробудных пьяницах. Но на самом деле русские люди, по сравнению с иностранцами, были настоящими трезвенниками. Ведь им разрешалось употреблять спиртные напитки всего несколько дней в году, по четырём большим церковным праздникам. Иностранцы же пили беспробудно и ежедневно»".

И? И что? Критиканты не критикуют этот фрагмент текста, просто цитируют его. Я тут не вижу в этих словах никакого подтверждения позиции критикантов.

Затем критиканты отмечают "такую особенность «научной» методологии Мединского, как полное пренебрежение к принципу доказательности". В подтверждение своего мнения критиканты приводят еще несколько цитат из текста, которые я приводить не буду, так как смысла этого в данном случае не вижу. Для того, чтобы оценить доказательность всего текста диссертации, или доказанность тех или иных мыслей В. Д. Мединского, отдельных вырванных из контекста цитат мне недостаточно, надо проследить весь ход мыслей автора и всю систему доказательств, возможно, разбросанных по разным местам диссертации. Критиканты, пытаясь доказать пренебрежение В. Д. Мединского к принципу доказательности при помощи отдельных вырванных из контекста цитат, явно демонстрируют полное пренебрежение к принципу доказательности.

Дойдя до этого места Заявления, я уже совершенно не сомневался, что в ход пойдет и теория заговора, что пропагандонов совершенно обязательно. Я не ошибся.

Критиканты железно находят в тексте диссертации В. Р. Мединского "преувеличения откровенно конспирологического толка – напр. на стр. 438: «При выяснении обстоятельств создания того или иного сочинения иностранцем удалось доказать, что практически все авторы, писавшие о России, выполняли заказ тех или иных политических кругов. <...> Цель их состояла в том, чтобы дать читателям только ту информацию, которая была выгодна заказчикам, и соответственно настроить европейскую общественность по отношению к Русскому государству в нужном для заказчиков направлении» и т.п. Подобные пассажи заставляют вспомнить о трудах небезызвестного А.Т. Фоменко и других классиков «альтернативной истории»."

Почему наши идиотики Козляков В. Н., Ерусалимский К. Ю. и Бабицкий И. Ф. подумали тут об А. Т. Фоменко, я не понял. Вероятно, они всегда о нем думают.

Ну и конечно, только вата может согласиться с утверждением В. Р. Мединского о том, что "практически все (европейские) авторы, писавшие о России (об Иване Грозном, о присоединении Крыма, о сбитом "Боинге", о действиях России в Сирии и т.д.), выполняли заказ тех или иных политических кругов. <...> Цель их состояла в том, чтобы дать читателям только ту информацию, которая была выгодна заказчикам, и соответственно настроить европейскую общественность по отношению к Русскому государству в нужном для заказчиков направлении»". Напротив, все рукопожатные историки, геи и демократические журналисты твердо знают, что ни один европейский автор не способен написать о России никакой клеветы, потому что свобода лучше несвободы наличием свободы. Бизнес-процессы, отменяя ограничения на сектора, исходят из инновационных правовых государств. Собственник, активизируя инфраструктуру, достигается частными интересами, свободы усиливают бизнес-процессы. Демократия, способствуя свободам, оптимизирует конкурентоспособность оптимистичного индивида. Не лишен интереса тот факт, что корректные правовые государства, организуя Невидимую Руку Рынка, способствуют индивидам, а также усиливают частные интересы. Необходимая свобода слова, усиливая сектора, склоняется к правам человека. Рукопожатная критика доктора исторических наук Вячеслава Николаевича Козлякова, доктора исторических наук Константина Юрьевича Ерусалимского и примкнувшего к ним мухосранского ПхД Ивана Федоровича Бабицкого способна поднимать курс биржевых акций, коррелируясь с количеством проданных автомобилей "Тесла".

3. Формальные претензии критикантов к тексту докторской диссертации В. Р. Мединского


Формальные претензии критикантов к тексту докторской диссертации В. Р. Мединского занимают более двух третей Заявления, с 6 страницы по 21. Попробую изложить их максимально лаконично.

1. Фиктивный список использованной литературы. В. Р. Мединский указал в библиографии к своей диссертации не только действительно использованные им источники, но и ряд книг, просто скопированных из других монографий по теме. При этом отсутствуют ссылки на обязательных, по мнению критикантов, афторитетов, но присутствуют ссылки на сомнительные, по мнению критикантов, источники.

2. Плагиата в тексте диссертации критиканты все же не обнаружили. В Заявлении отмечается, что "на стр. 16: «Основываясь на анализе материала по теме исследования, автор формулирует концепцию проблемы диссертации»; на стр. 446: «Сделанные выше выводы позволяют представить следующие исторические уроки» - за обеими вводными фразами следуют пассажи, прямо позаимствованные у Н.Ю. Вощинской с незначительными изменениями", то есть дают основание полагать, что типа плагиат зафиксирован в двух абзацах на четыреста с лишним страниц текста, но далее критиканты все же признаются, что "часть текста на стр. 16-17 позаимствована им у Н.Ю. Вощинской; при этом сам текст немного видоизменён, а ссылка на источник оформлена некорректно". То есть ссылка на источник там есть, но эта ссылка оформлена "некорректно" – вместо полного библиографического описания указан только адрес в интернете. Возможно, это нарушение, но все же мелкое и никак не плагиат.

Заметим тут попутно, что идиотов в интернетах давно приучили верещать, что диссертация В. Д. Мединского – плагиат. Ну идиоты, что возьмешь.

3. Фальшивые статьи и монографии, указанные В. Р. Мединским в качестве публикаций, сделанных перед защитой диссертации.

В одной версии автореферат он указывал десять статей и пять монографий, якобы опубликованных им по теме диссертации. Из десяти статей одна не существует, остальные девять указаны с ошибками. Ни одной из пяти указанных В. Р. Мединским монографий найти в реале критикантам не удалось.

Текст автореферата существует, как минимум, в двух вариантах - опубликованные в разных местах авторефераты не полностью совпадают друг с другом.

В частности, в другой версии автореферата часть ошибок в списке ВАКовских статей исправлена. А из списка монографий убрано четыре из пяти фиктивных изданий, они заменены двумя реально существующими книгами В. Р. Мединского, но не научными изданиями, а научно-популярными книгами.

Критиканты делают такой вывод: "в том, что касается информации о научных публикациях диссертанта, Мединским в автореферате была предоставлена заведомо ложная информация, а его научный консультант, официальные оппоненты и диссертационный совет (возглавляемый научным консультантом) проявили вопиющую недобросовестность, не проверив её хотя бы поверхностно на стадии допуска соискателя к защите либо закрыв на это глаза". Логично.

4. Девять реально опубликованных В. Р. Мединским статей опубликованы действительно в двух ВАКовских журналах, но в журналах не исторического профиля. Это не запрещено в принципе, но осадочек остается, особенно если учесть что главным редактором одного из этих журналов и председателем редакционного совета второго журнала был научный консультант В. Р. Мединского академик В. И. Жуков, который, совершенно случайно, был в то время еще и ректором РГСУ, где В.Р. Мединский успешно и защитился.

5. Защита диссертации В. Р. Мединского состоялась, сюрпрайз, в в возглавлявшемся тем же В. И. Жуковым диссертационном совете, который не является профильным для работы по истории допетровской Руси, в составе этого света не было ни одного специалиста по истории допетровской Руси. Ни научный консультант В. Р. Мединского, ни его официальные оппоненты не были специалистами по истории допетровской Руси.

Итак


Попытка критики текста диссертации В. Р. Мединского по существу провалилась с треском. Критиканты с большим трудом сумели среди 479 страниц текста диссертации найти две мелких ошибки, и три раза высосали из пальца ложные претензии (еще один случай сомнителен).

С точки зрения идеологии уже при самом поверхностном знакомстве с трудом критикантов не только разумному человеку, но и человеку с гуманитарным образованием бросается в глаза тот неоспоримый факт, что критиканты испытывают к тексту диссертации и к ее автору такой нэприязнь, что кюшать не могут.

Плагиата в тексте диссертации В. Р. Мединского нет, несмотря на визги интернетных идиотов.

Иными словами, какая-либо научные, – т.е. доказанные в соответствии с методологическими принципами современной науки, – критические замечания к тексту диссертации В. Р. Мединского в рассматриваемом Заявлении попросту отсутствуют.

Но с формальной точки зрения критиканты вскрыли и в самой диссертации, и в специфики организации ее подготовки к защите и в специфике самой защиты ряд неприятных для В. Р. Мединского фактов. Посмотрим, что получится. Мне все равно.

До недавнего времени я был субъективным сторонником В. Р. Мединского, так как он довольно успешно притворялся нерукопожатным. Однако гнусная история с доской Маннергея заставила меня переменить мнение. Мединский – не наш сукин сын, он просто сукин сын, сложная и многогранная личность, способная всех продать, купить и еще раз продать, но уже дороже. Тем более что он еще и норманист, как оказалось.

Tags: Геббельсовцы, Политика, Пропаганда, Россия
Subscribe

promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments