zdrager (zdrager) wrote,
zdrager
zdrager

Category:

Герменевтика сказки об Иване-царевиче и Сером Волке

Эссе проппистско-литературоведческое


Ув. Swinow (http://swinow.livejournal.com/41184.html) высказал любопытное предположение о том, что сказка о Иване-царевиче и Сером Волке может быть преданием вильцев или лютичей.

К его доказательствам можно добавить, вероятно, еще один аргумент, хотя и косвенный. Географическое пространство этой сказки включает в себя четыре царства, в этих царствах говорят на понятных друг другу языках и неплохо осведомлены о делах друг друга. При этом Иван-царевич без затруднений посещает все эти царства в течение какого-то неопределенного, но очевидно недолгого промежутка времени. То есть расстояния в географическом пространстве этой сказки определенно не российские, речь идет о каких-то весьма компактных территориальных образованиях. В сознании сочинителей сказки существуют не российские, а скорее европейские представления о размерах государств.

На этом я хотел закончить комментарий поста Свинова, но не получилось.

Когда я слышу слово "сказка", моя рука сама тянется к Проппу.

Я применил схему Проппа к сказке про Ивана-царевича и Серого Волка, результат оказался немного непредсказуем. Получается, что в этой сказке под видимым и понятным сюжетом скрыт старый, первоначальный, почти незаметный, но при желании реконструируемый исходный сюжет.

Сначала посмотрим то, что лежит на поверхности, как текст сказки на верхнем явном уровне очевидно укладывается в схему Проппа.

Начинается любая сказка с описания некой исходной ситуации. Здесь мы видим весьма обычную сказочную ситуацию – было у царя три сына и т.д.

Функция 1. Один из членов семьи отлучается из дома.

Этого в нашей сказке нет.

Функция 2. К герою обращаются с запретом.

Функция 3. Запрет нарушается.

Тема запрета присутствует в запрете на поедание яблок в царском саду, этот запрет нарушается жар-птицей. Хотя героем сказки жар-птица точно не является.

После нарушения запрета, по Проппу, в сказке должен появиться антагонист героя, то есть враг, противник, вредитель. Он выведывает какие-то важные сведения, это все представлено в следующих четырех функциях.

Функция 4. Антагонист пытается произвести разведку.

Функция 5. Антагонисту даются сведения о его жертве.

Функция 6. Антагонист пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом.

Функция 7. Жертва поддается обману и тем невольно помогает врагу.

Только в нашей сказке эти функции пропущены.

Функция 8. Антагонист наносит одному из членов семьи вред или ущерб.

Восьмую функцию Пропп полагал самой важной, поскольку с нее начинается фактически основная сюжетная линия сказки.

В сказке вред очевиден – жар-птица ворует золотые яблоки. Получается, что жар-птица в этой сказке антагонист, или, по крайней мере, орудие антагониста.

Функция 9. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его.

Функция 10. Искатель соглашается или решается на противодействие.

Функция 11. Герой покидает дом.

Иван (и его братья) отправляется на поиски Жар-птицы.

Функция 12. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготовляется получение им волшебного средства или помощника.

Функция 13. Герой реагирует на действия будущего дарителя

Функция 14. В распоряжение героя попадает волшебное средство.

Испытанием можно считать выбор пути у камня на распутье, потерю коня. Волшебным средством, несомненно, является Серый Волк, который сам подходит к герою, затевает разговор, выясняет, что к чему и предлагает свою помощь. Все вроде по Проппу.

Функция 15. Герой переносится, доставляется или приводится к месту нахождения предмета поисков.

Иван скачет верхом на Сером Волке.

Функция 16. Герой и антагонист вступают в непосредственную борьбу

Функция 17. Героя метят

Функция 18. Антагонист побеждается.

Антагонистом в такой трактовке, похоже, можно считать трех царей, владельцев сокровищ – жар-птицы, коня златогривого и Елены Прекрасной. Борьбой с антагонистом тогда являются попытки Ивана украсть эти сокровища (неудачно) или добыть их мошенническим путем с помощью Серого Волка (удачно).

То, что антагонистов оказывается трое, можно отнести за счет того, что их тройственность есть только следствие стандартного сказочного приема утроения. В начальной версии сюжета антагонист, вероятно, был один, и лишь позднее он растроился.

Функция 19. Начальная беда или недостача ликвидируется.

Функция 20. Герой возвращается.

Иван получает жар-птицу, ради которой он и пустился в путь, и в качестве бонуса – еще коня и барышню.

Функция 21. Герой подвергается преследованию.

Функция 22. Герой спасается от преследования.

Пострадавшие цари Ивана не преследуют, но в дело вступают братья Ивана, которые убивают его и присваивают его добычу. Ивана оживляет и спасает все тот же Серый Волк.

Функция 23. Герой неузнанным прибывает домой или в другую страну.

Этого в сказке нет.

Функция 24. Ложный герой предъявляет необоснованные притязания.

Братья Ивана присваивают его заслуги.

Функция 25. Герою предлагается трудная задача.

Функция 26. Задача решается.

Функция 27. Героя узнают.

Этого в сказке нет.

Функция 28. Ложный герой или антагонист изобличается.

Братья Ивана изобличены.

Функция 29. Герою дается новый облик.

Этого в сказке нет.

Функция 30. Враг наказывается.

Братья Ивана наказаны.

Функция 31. Герой вступает в брак и воцаряется.

Тут все у Ивана в порядке.

Очевидно, что в целом сказка про Ивана-царевича и Серого Волка вполне вписывается в схему Проппа. Не все пропповские функции в ней реализованы, но это для сказок и не обязательно. Реальные сказки далеко не всегда отвечают всем требованиям полной схемы сказочной морфологии.

В данном случае, как несложно видеть, реализовано 19 функций (3, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 18, 19, 20, 21, 22, 24, 28, 30, 31), и не реализованы, соответственно, 12 остальных функций (1, 2, 4, 5, 6, 7, 17, 23, 25, 26, 27, 29).

Пока все просто и понятно.

Но природная подозрительность и склонность к конспирологии заставили меня увидеть в этой сказке и нечто иное.

Функция 1. Один из членов семьи отлучается из дома.

По Проппу, сказка должна начинаться с того, что один из членов семьи отлучается из дому либо умирает. Смерть в этом случае приравнивается к отлучке, поскольку важно именно отсутствие кого-то, а не причина этого отсутствия. Отсутствие какого-то члена семьи создает новую ситуацию, которая заставляет героя действовать или дает возможность герою действовать.

Можно только гадать, кто уехал или умер в начальном варианте сказки про Ивана-царевича и Серого Волка. Поскольку речь идет о царской семье, то для нее существенно отсутствие или смерть самого царя.

Функция 2. К герою обращаются с запретом.

Функция 3. Запрет нарушается.

Вот это тоже интересное место. По Проппу, развитие сюжета каждой волшебной сказки начинается с нарушения какого-то запрета.

С одной стороны, в сказке про Ивана-царевичи и Серого Волка этот запрет и его нарушение вполне очевидны – запрет на поедание яблок в царском саду, и нарушение этого запрета Жар-птицей в самом начале текста присутствуют.

Но. Нарушать тот запрет, который важен именно для сюжета сказки, должен герой сказки, и никто иной. Жар же птица тут на героя совсем не тянет. Если не считать грабительских налетов на царский сад, эта птица далее предстает не субъектом, а объектом действия – Иван ее сначала украсть пытается, затем добывает путем мошенничества, и достается она в конце концов царю в качестве подарка. Это не герой.

А запрет, который нарушает реальный герой сказки, в тексте тоже имеется. Этот запрет написан на том камне, который на распутье – "направо пойдешь, коня потеряешь". Запрет сформулирован несколько неявно, но вполне доходчиво – "направо не ходить". Санкция за нарушение этого запрета также откровенно названа.

Иван-царевич этот запрет нарушил, и коня потерял.

С этого места, если верить Проппу, и начинается реальный сюжет сказки, ее первоначальный, истинный сюжет.

Жар-птица, так обеспокоившая царя в начале сказки, залетела сюда позднее и из какого-то другого сюжета. Ни героем (как нарушитель запрета), ни антагонистом (как похититель яблок) она точно не является, и потому не вписывается в стандартную морфологическую схему сказки. Лишним и позднейшим добавлением оказывается и история охраны яблок царевичами с добыванием пера Жар-птицы. Это перо, которое могло бы оказаться важным волшебным талисманом, в нашей сказке никак потом не участвует, что подтверждает чужеродность вставленных в начало сказки сцен. Они заимствованы из какого-то другого сюжета.

А наша сказка, вернее, ее подлинный исходный вариант, начинается с того, что Иван-царевич едет в запретный лес, в священную рощу, и приносит в жертву коня. Вот они, и запрет, и его нарушение.

Функция 4. Антагонист пытается произвести разведку.

Функция 5. Антагонисту даются сведения о его жертве.

Незамедлительно после нарушения запрета, согласно законам сказки, должен объявиться антагонист, то есть главный враг героя. Антагонист выведывает у героя разные важные для него сведения.

И ведь в сказке этот персонаж действительно появляется. Появляется немедленно после нарушения запрета, и выведывает у Ивана нужную антагонисту информацию.

Этот персонаж – Серый Волк. Он, по законам сказочной морфологии, должен быть не другом, а врагом Ивана. Несколько неожиданно.

Функция 6. Антагонист пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или ее имуществом.

Функция 7. Жертва поддается обману и тем невольно помогает врагу.

Функция 8. Антагонист наносит одному из членов семьи вред или ущерб.

Далее антагонист должен, воспользовавшись полученной от героя информацией, нанести какой-то вред или ущерб. При этом обманутый герой невольно помогает врагу.

А что происходит в сказке после появления антагониста? Он сажает героя себе на спину и мчится воровать жар-птицу.

В известных вариантах сказки герой с антагонистом воруют чужую жар-птицу и неудачно. В исходном варианте сказки антагонист должен был украсть жар-птицу царя Выслава, и украсть удачно. Этого требуют законы сказочной морфологии.

Этого, кстати, требуют и законы логики. В известных вариантах сказки существует определенное противоречие – у царя похищают яблоки, а он приказывает добыть жар-птицу. Здравый смысл, и житейский и сказочный, предполагает, что добыть в такой ситуации надо именно то, что было похищено. Если царь послал сыновей искать именно жар-птицу, то, следовательно, жар-птицу у него в оригинальной версии сказки и похитили. Хотя не обязательно в исходной версии сразу фигурировала жар-птица, возможно, сначала похищенной птицей был какой-нибудь священный символ типа сокола-рюрика.

Функция 9. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его.

Функция 10. Искатель соглашается или решается на противодействие.

Функция 11. Герой покидает дом.

Здесь обычный эпизод с отправлением царевичей на поиски. В известных вариантах сказки он переехал вперед и оказался привязан к сюжету о воровстве яблок.

Функция 12. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготовляется получение им волшебного средства или помощника.

Функция 13. Герой реагирует на действия будущего дарителя

Функция 14. В распоряжение героя попадает волшебное средство.

Здесь сложность. Если Серого Волка мы разжаловали из волшебных помощников в антагонисты, место волшебного помощника оказывается вакантным.

Из тех персонажей, которые сохранились в дошедших до нас версиях сказки, на роль волшебного помощника могут претендовать конь, барышня и ворон. Мне кажется, что ворон более перспективная фигура для этой позиции, поскольку он и в известных версиях имеет определенную самостоятельность действий и реально выполняет важное и спасительное для героя действие – приносит живую и мертвую воду для царевича. Конь же и барышня остались в сюжете сказки совершенно пассивными персонажами, скорее на положении вещей. Конь никак не демонстрирует свои скаковые достоинства, барышня никак не демонстрирует свой ум или волю, она даже беспрекословно перешла от царевича в распоряжение его убийцы. В общем, на роль волшебного помощника, активного участника сюжета, ни конь, ни барышня не годятся. А ворон хоть что-то, но делает. Вполне вероятно, в более ранних версиях сказки его роль была более активной и более заметной. Но позднее волк вытеснил его с места друга и помощника царевича.

Не исключено, что отзвук испытания при получении волшебного средства мы видим в эпизодах с похищением жар-птицы и коня (украсть так, чтобы не звякнула уздечка и т.д.)

Вообще утроение попыток краж и мошенничеств, предпринятых царевичем в существующих версиях сказок, вполне могут быть искаженным описанием трех разных сюжетных эпизодов оригинала. Первый эпизод – антагонист, при невольном содействии околдованного или обманутого героя, похищает жар-птицу у царя Выслава. Второй эпизод - царевич проходит какой-то тест и добывает волшебного помощника, предположительно ворона. И третий эпизод – уже решающий, столкновение героя с антагонистом.

Функция 15. Герой переносится, доставляется или приводится к месту нахождения предмета поисков.

Неизвестно, как. Ясно, что уже не верхом на волке. Возможно, ворон его перенес.

Функция 16. Герой и антагонист вступают в непосредственную борьбу.

Функция 17. Героя метят.

Функция 18. Антагонист побеждается.

Функция 19. Начальная беда или недостача ликвидируется.

Кульминационный эпизод сказки. В известных вариантах место этого действия – третье царство, откуда похищают барышню. Не исключено, что эта красавица сидела у волка в плену и царевич попутно ее спас. Показательно, что героя в этот город, в отличие от предыдущих, даже в дошедших до нас вариантах не пускают, в царство волка ему путь закрыт.

Вероятно, бой царевича с волком случился у стен базы волка. Глухой отзвук этого боя сохранился и в известных версиях сказки, где волк убил коня царевича. Вероятно, в оригинале конь царевича пал в схватке с волком.

Возможно, герой был в бою ранен (помечен волчьими зубами).

Но в результате наши, конечно, победили. Волк повержен, жар-птица возвращена законному владельцу.

Функция 20. Герой возвращается.

Функция 21. Герой подвергается преследованию.

Функция 22. Герой спасается от преследования.

Функция 24. Ложный герой предъявляет необоснованные притязания.

Функция 28. Ложный герой или антагонист изобличается.

Функция 30. Враг наказывается.

Функция 31. Герой вступает в брак и воцаряется.

В последних функциях все так же, как и в известной версии. На обратном пути героя коварно убивают братья, но ворон, волшебный помощник героя, оживляет его живой водой, хотя, возможно,.все это тоже более поздние добавления, не существовавшие в начальной весии сказки, для сюжета эти эпизоды уже не имеют большого значения. Все равно герой триумфально возвращается, карает злодеев и воцаряется.

В результате оказывается возможным реконструировать первоначальный сюжет сказки.

В некотором царстве-государстве умер царь Выслав. Его сын поехал в священную запретную рощу и принес в жертву коня. Тут объявился враг, волк-оборотень, способный обращаться и разных животных и в людей. Околдовал царевича, посадил к себе на спину, примчал к царскому саду и заставил помочь украсть священную птицу. Когда колдовство прошло, царевич осознал, что случилось, и отправился на поиски священной птицы. Царевич получил волшебного помощника – ворона. Ворон перенес его к границам царства волка, там царевич вступил с волком в бой, победил и отбил священную птицу. Вернулся домой стал царем.

В заключение можно предположить, что начальная версия сказки была сочинена в среде народа, для которого какая-то птица была священным объектом, а волк – символом зла и обмана. Модифицировалась же сказка, изменялась, расширялась, дополнялась, украшалась, потеряла исходный смысл и обрела свой нынешний вид в среде народа, для которого волк был символом добра.

Как заметил один из комментаторов, "Возможно, что в сказке - отражение неких событий захвата Острова велетами на короткое время в конце 700-х годов" (http://swinow.livejournal.com/41184.html?thread=485344#t485344). Вполне возможно.

00 распорка.jpg

Tags: Искусство
Subscribe
promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment