zdrager (zdrager) wrote,
zdrager
zdrager

Categories:

История возникновения шведской теории происхождения Руси


Оригинал взят у swinow в "История возникновения шведской теории происхождения Руси"

С сокращениями

Откуда же, на самом деле, появилась шведская версия происхождения Руси?

Сейчас обычно считается, что базис этого учения был заложен тремя немецкими историками, работавшими в конце 18 века в Российской академии наук, в Санкт-Петербурге: З. Г. Байером, Г. Ф. Миллером и А. Л. Шлецером. Самым ранним из этих авторов являлся Зигфрид Готлиб Байер (или Сигфрид Теофил Баэр), востоковед, по образованию, который первым в России опубликовал подобные утверждения в своей статье "О варягах" ("De Varagis"), опубликованной в 1767 году. Именно он впервые в нашей науке заявил о шведском происхождении Рюрика и его руси.

Но учение это появилось не в России, а указанные авторы просто привнесли его в Россию, познакомив русскую публику, в том числе ученое сообщество, с этими идеями на правах "настоящей европейской науки". В то время перенимать западные науки было у нас занятием весьма модным и респектабельным. Возникла эта теория на самом деле в Швеции в 17-ом и 18-ом веках. Именно там были предложены все те постулаты, которые до сих пор повторяются практически в неизменном виде приверженцами шведской теории происхождения Руси.

Самое первое категоричное заявление о том, что варяги-основатели Руси "были шведами", было сделано в шведской литературе еще в начале 17 века. Принадлежало это перу шведского дипломата Петра Петрея, который несколько лет жил в России перед смутным временем и дважды побывал тут во время самой смуты (последний раз в 1611 году). По возвращению домой, в 1615 году, он опубликовал работу "История о Великом княжестве Московском" ("Regni muschovitici sciografia"). Вот отрывок из части II его книги, в котором он и заявляет о происхождении варягов основателей Руси из Швеции. Приведем его полностью: "В русских сказаниях и летописях упоминается народ, называемый у них варягами, с коими вели они большую войну и были принуждены платить им дань ежегодно по белке со всякого дома. Но я нигде не мог отыскать, что за народ были варяги, и потому должен думать и войти в подробные разыскания, что они пришли из Шведского королевства или из вошедших в состав его земель, Финляндии и Ливонии. Потому что в наших летописях есть ясные известия, что шведы с русскими вели сильные войны, взяли страну их и области вооруженною рукой, покорили, разорили, опустошили и погубили ее огнем и мечом до самой реки Танаис и сделали ее своею данницей. К тому же и русские называют варягами народы, соседние Балтийскому морю, например, шведов, финнов, ливонцев, куронов, пруссов, кашубов, поморян и вендов, а Балтийское море зовут Варяжским. Но как это название нельзя найти ни у нас, ни в других местах, то многие стали держаться мнения, что варяги были родом из Энгерна в Саксонии, или из Вагерланда в Голштинии, но это невозможно и не имеет никакого основания, потому что они не могли так далеко плавать на своих кораблях по морю, да и не были так многочисленны, чтобы воевать с русскими. Да если бы и было так и они воевали с русскими (что, однако ж, нельзя доказать, да и по справедливости лишено всякого основания), то не могли бы довести этой войны до того, чтобы обложить данью русских. Оттого кажется ближе к правде, что варяги вышли из Швеции или имели главного вождя, который, может быть, родился в области Вартофта, в Вестертландии, или в области Веренде в Смаланде, вероятно, назывался вернер и оттого варяг, а его дружина - варяги, море же, по которому плавал, Варяжское, так как русские обыкновенно называют Варяжским то море, которое лежит между землею Копорье и Еврепе, островом Биркой и рекою Невою".

Все предыдущие западноевропейские авторы, упоминая варягов из русских летописей, указывали шведов, в лучшем случае, в качестве одного из возможных вариантов толкования этого слова, обычно склоняясь к тому, что указанные варяги скорее были родом с южного берега Балтийского моря, из земель вандалов и вендов.

Но Петрей сославшись на какие-то "летописи", первым заявил, что это точно были именно шведы. Вот оно, настоящее рождение шведской версии! Указанных шведских "летописей", в которых по заявлению Петрея имеются какие-то "ясные указания" на то, что шведы покорили и завоевали когда-то земли русских вплоть до Дона, из чего он и заключил, что варяги, основавшие Русь, были шведами - на самом деле просто не существует. Никаких таких летописей в природе нет! Их никто никогда не видел. Петрей их выдумал.

Интересно также отметить, что буквально за два года до этого сочинения Петрей опубликовал трактат по истории Швеции "Краткая и благодетельная хроника обо всех свеярикских и гетских конунгах" ("Een kort och nyttigh chronica om alia Swerikis och Göthis konungar"). Там он постарался обрисовать подвиги древних шведских правителей и утверждал, что они завоевали полмира, достигнув пределов Азии. А также собирали дань со всех земель к востоку и югу от Балтийского моря. Но при этом, он ни словом не обмолвился о "шведском происхождении русских князей". Более того, во втором издании указанной хроники, Петрей указал, что он "не нашел в русских хрониках каких-либо сведений о завоеваниях шведских конунгов, но это и понятно, поскольку хроники начинают рассказ с прихода Рюрика, Синеуса и Трувора из Пруссии в 562 г." Перепутав на несколько веков дату призвания Рюрика, о шведском его происхождении он все же не сказал ни слова. Однако в своей следующей работе кардинально изменил мнение и почему-то заявил именно об этом. В чем же была причина того, что он так резко поменял свое мнение?

Причина была в политике той поры. В результате нашей смуты, в Новгороде несколько лет стояли шведские войска. Кроме того, в Выборге в 1613 году проходили шведско-русские переговоры о кандидатуре шведского принца Карла-Филиппа на пустующий московский престол.

Отстаивая "права" шведского королевича на русский трон, шведы пошли тогда на откровенный подлог, который обнаруживается в официальном отчете шведской делегации о переговорах в Выборге, хранящемся в Государственном архиве Швеции. Там имеется запись, что руководитель новгородского посольства архимандрит Киприан отметил якобы, что "новгородцы по летописям могут доказать, что был у них великий князь из Швеции по имени Рюрик" ("De Nougärdiske künde bewijsa af sijne Historier, at the hafwe hafft ifrän Swerige en Storfurste benämndh Rurich"). То есть, будто бы на переговорах в Выборге 28 августа 1613 г. новгородские послы сами заявили, что когда-то у них был князь шведского происхождения по имени Рюрик. Однако это ложь.

Со временем выяснилось, что указанная "речь Киприана" - является подлогом, совершенным сановниками шведского короля Густава II Адольфа, которые сфальсифицировали часть данных в отчете о переговорах, добавив от себя фразу, будто в Новгороде был "великий князь из Швеции по имени Рюрик". Сличение протокола с неофициальными записями, которые также велись при встрече в Выборге и сохранились в Государственном архиве Швеции, позволило восстановить подлинные слова архимандрита Киприана. Вот что он заявил на самом деле: "…в старинных хрониках есть сведения о том, что у новгородцев исстари были свои собственные великие князья… так из вышеупомянутых был у них собственный великий князь по имени Родорикус, родом из Римской империи" ("…uti gamble Crönikor befinnes att det Nogordesche herskap hafuer af aider haft deres eigen Storfurste for sig sielfue… den sidste deres egen Storfurste hafuer uarit udaf det Romerske Rikedt benbd Rodoricus").

Как мы видим, в реальности указанный новгородский архимандрит придерживался на переговорах обычной в то время версии призвания Рюрика, которая известна по многим русским источникам той поры. Но шведы попытались это извратить, сотворив обычную подделку. И восходило это все к территориальным претензиям Швеции к тогдашней России, а также к претензиям ее верхушки на русский престол. Вот на каком фоне Петрей написал свою работу, в которой озвучил постулат о шведском происхождении первых русских князей.

По сути, озвученная Петреем идея была предтечей весьма любопытного шведского историографического феномена 17-18 веков: приписывания шведам истории различных народов. Некоторые плодовитые шведские литераторы того времени, сидя в своей тихой Швеции и не стесняясь совершенно ничего, фантазировали о том, что шведы сыграли важнейшую роль в истории всех классических и современных народов Европы и активно изливали все это на бумагу. Русских это удивительное шведское литературно-историографическое явление также не обошло стороной.

Познакомим вкратце нашего читателя с историей этого феномена. За основу возьмем великолепный разбор данного вопроса от замечательного историка, кандидата исторических наук, Лидии Павловны Грот, которая, в свое время, задалась вопросом "откуда есть пошла версия шведского происхождения Руси" и в результате обнаружила всю подноготную данного учения именно в старых шведских работах.

Итак, в 17 веке ряд шведских авторов, такие как Ю. Буре, Г. Штэрнъельм, Ю. Мессениус, О. Рудбек и другие разработали весьма причудливые "научные концепции", гласящие, что основателями многих народов Европы являлись древние шведы. В частности, ими утверждалось, например, что Гиперборея созидалась предками шведов. А также то, что шведами являлись предки римлян и греков, скифов и сарматов и т.д. Все это черпалось, разумеется, исключительно из воображения. Данные курьезные фантазии получили огромную популярность в тогдашней северной, германоязычной Европе, выходившей из средневековья и искавшей себе благородные корни. И особенно популярным все это стало, разумеется, в самой Швеции. Олаф Рудбек написал наиболее известную работу в этом жанре фантастических описаний истории шведов - поистине бессмертное по количеству беззастенчивых выдумок сочинение "Атлантида". И шведы на эту его работу тогда разве что только не молились! Причем это не преувеличение, ее действительно ставили в один ряд со священными религиозными текстами.

Преподавание этого в школах и университетах на правах "настоящей истории шведского государства" утверждалось указами королей, которые иногда прямым образом регламентировали - что именно и как нужно рассказывать об "истории Швеции", и зачастую щедро платили многим из авторов, писавших соответствующую фантазийную "историю", принимая их на официальную службу. Так что нет ничего удивительного, что в поле зрения тамошних историков-фантазеров оказалась, в конце концов, и Русь, особенно учитывая тесные контакты тогдашних Швеции и России, включая постоянную борьбу между ними за земли на востоке Балтики.

Теория шведского происхождения Руси разрабатывалась несколькими поколениями шведскими авторами 17-18 веков, пока не приобрела ту форму, в которой она, по сути, до сих пор повторяется. И в ее основе никогда не было никаких доказательств или реальных фактов из источников - только допущения, исходившие из созвучия нескольких, совсем не обязательно родственных, слов.

Одним из ранних авторов, идеи которого легли в основу нынешних представлений о шведском происхождении Руси, был Эрик Рунштеен. В своей диссертации "О происхождении свео-готских народов", защищенной в 1675 году он, фантазируя о переселении некоего никому не известного "свея-готского народа" из Швеции в Скифию, заявил, что многие этнонимы Восточной Европы имеют скандинавское происхождение. Будто бы аланы получили свое имя от провинции Олодингер (Ålåndingar et Olåndingar), а роксоланы - это "выходцы" из Росландии (Roslandia) или Рослагена (Roslagia в его написании). Он был первым, кто попытался соединить народ роксоланов (именем которых действительно иногда именовали русских в реальных старинных источниках) с названием шведской области Рослаген.

Однако еще до него о Рослагене писал Ю. Буре, который работал над составлением словаря "готских" и "старошведских" терминов, используя обычную в то время методику "этимологизирования" по созвучию. Что, с точки зрения современной лингвистики, является просто "народной этимологией" (то есть рассуждениями о родстве слов только на основе их созвучия и без понимания реального общего происхождения или отсутствия такового). Однако, именно он первым заявил, что финское название шведов rodzelainen (в его начертании) произошло от названия прибрежной полосы на востоке Швеции Рослаген (Roslagen). А само это слово он определил как результат сложных трансформаций глагола ro - "грести". Разумеется, при создании этих построений, Буре не прибегал к реальному лингвистическому анализу - в его время никакой лингвистической науки еще попросту не существовало. И его допущения про Рослаген и греблю - это именно то, что до сих пор повторяется в скандинавской версии на правах, якобы точно установленных научных данных, являясь важной составной их учения. Происходит это все именно из шведских наукообразных псевдоисторических фантазий начала нового времени. Слово Рослаген (Roslagen) впервые упоминается в текстах Упландских законов только в 1493 году. Сама же эта местность, еще под названием Руден упоминается впервые примерно за век до того. В 9 же веке ее еще не существовало в природе даже чисто физически.

Важным толчком к развитию и умножению рассуждений об основании Руси шведами послужило поражение Швеции в Северной войне (1700-1721), в ходе которой, Россия вернула себе отторгнутые Швецией ранее русские территории на востоке Балтики. В результате, утешая свое сильно уязвленное самолюбие и лелея надежды на реванш, шведский образованный класс занялся тем, что начал воспевать выдуманные "великие шведские победы над русскими" в прошлом. В общем шведы, разрабатывавшие эту теорию, писали все это, основываясь только на трудах предыдущих фантазеров. Никакой опоры, ни на какие источники в их сочинениях не прослеживается. Они просто брали выдумки своих предшественников, выдумывали что-то новое и добавляли свои выдумки к предыдущим выдумкам, и так выстраивали определенную традицию. И все это, разумеется, не имело никакого отношения к реальной истории ни Швеции, ни Руси.

Все это наслаивалось к тому же на еще один популярный тогда в Западной Европе миф - миф о великом прошлом готов, как предков всех германских народов. К этой же идеологии великих древних германцев в конечном итоге восходят многие другие распространившиеся позже и долгое время господствовавшие в Европе идеи. Как это ни удивительно, но эти верования до сих пор остаются фундаментом некоторых современных историографических концепций.

Следующее умозрительное звено цепочки, связавшей Рослаген с руотси и русью, было создано Арвидом Моллером, профессором из Лунда. В 1731 году он защитил диссертацию "Dissertatio de Waregia (Wargön)", в задачу которой входило опровергнуть аргументацию, доказывавшую происхождение варягов из южно-балтийской Вагрии (о чем говорили такие деятели европейской науки начала нового времени, включая некоторых настоящих светил, как Мюнстер, Герберштейн, Стрыйковский, Дюре, Селлий, Латом, Хемниц, Лейбниц и другие).

Моллер подтянул к вопросу основания Руси историю норманнских походов из западноевропейской средневековых источников. Впервые саму идею о том, что норманнские походы, о которых сообщали ранние европейские латиноязычные хроники, "могли совершаться только выходцами из Скандинавских стран", в сугубо декларативной форме озвучил реформатор шведской церкви Олаф Петри в своем тексте "Шведская хроника" (16 век). По сути, именно к его горячей вере в величие древних скандинавов восходят в конечном итоге творения шведских писателей начала нового времени. Моллер также высказался на эту тему, и заявил, что раз выходцы со Скандинавского полуострова под именем норманнов совершали грабительские походы на Запад, то они должны были совершать их и на Восток. И не ограничившись лишь этим заявлением, сразу же принялся сочинять "историю" этих нападений. На восточноевропейское побережье Балтийского моря, по его версии ходили "великие шведы", и "быстро там всех покорили". Эти радужные представления, на самом деле, разительным образом отличаются от настоящих описаний весьма сложных раннесредневековых отношений между скандинавами и жителями Южной и Восточной Прибалтики. Войны и столкновения там, правда, имели место, но совсем не в таком красочном патриотическом виде, как это вообразил Моллер. Вспомним, например, такие источники, как "сага об Эгиле", в которой описываются скандинавские рабы в Прибалтике, или "Житие Святого Ансгария". Давайте приведем здесь некоторые любопытные подробности из "Жития святого Ансгария" о войнах скандинавов против восточно-прибалтийских куршей: в ходе одного из вторжений шведов на прибалтийский берег несколько дней сопротивления противника привели "великих шведов" в такой ужас, что они готовы были сбежать из-под стен осаждаемого где-то в лесу куршского "мегаполиса", и даже с перепугу приняли веру в нового бога! Обратите внимание, что это были всего лишь земли куршей, располагавшиеся по побережью современных Литвы и Латвии, примерно от Куршской косы до Курляндского полуострова. То есть буквально напротив Швеции на другом берегу не самой широкой части Балтийского моря - но воспринимались они шведами как расположенные "далеко". Что уж говорить о "землях до самого Дона", а тем более о Волге, или Багдаде? Да даже пресловутая Ладога расположена от Швеции в несколько раз дальше. Относительно контактов шведов с соседями есть и другие похожие древние тексты - в том числе рассказывающие о крайне разорительных нападениях гостей из-за моря на земли уже самих "великих" шведов.

Однако при написании этой своей хвалебной работы Моллер настоящих древних текстов во внимание не принимал и вместо этого выдумывал то, что ему хотелось. Далее он собрал воедино соображения Рунштеена о роксоланах из Рослагена, рассуждения Буре о финском rodzelainen, происшедшем от Рослаген, в свою очередь образованном от шведского глагола "ro" и выстроил это все в уже знакомом порядке: "Roxolani или Russi "произошли" от Ruotsi - финского названия Швеции".

Для Моллера и его современников никаких доказательств этому всему даже не требовалось. Практика столетнего повторения безумных шовинистических выдумок, восхвалявших шведов и принижавших их соседей, возымела свои плоды - в итоге безусловное лидерство скандинавов воспринималось тогда в Швеции как нечто само собой разумеющееся и даже единственно возможное и допустимое.

Кстати, в представлениях некоторых наших современников это и до сих пор подспудно является критерием научности или допустимости. И особенно поразительны эти убеждения о передовых шведах-скандинавах, учитывая, что настоящее государство оформляется в Швеции на рубеже 13-14 веков. В те времена, когда Русь переживала уже глубочайший кризис по итогам нашествия монголов.

При этом Моллер, как и его предшественники верил, что славяне добрались до будущей Руси позже шведов, поэтому те, кого "изначально покорили шведы" по его версии были финнами. И из-за этого, славяне, якобы, стали называть шведов по-фински.

И вот именно на этих всех фантазиях, точнее на работах конкретно Бреннера и Моллера построил свою "диссертацию" "О варягах" тот самый первый русский норманист Байер. С ним вели активную переписку некоторые из шведских писателей, в результате он весьма подробно познакомился со "шведской историей", в ее рудбекианском виде. Шведские коллеги пересылали ему и старые "классические" тексты в жанре восхваления древнего шведского величия, и новые по тем временам диссертации с изложением "истории Швеции". Вот откуда Байер черпал свои идеи - прямо и непосредственно из шведской фантазийной историографии. В результате великолепная выдуманная шведская "история", которая заставляла шведов чувствовать себя "аристократией Европы", через Байера нашла себе жертву в виде неокрепшей наивной и только нарождавшейся русской исторической науки. И несмотря на то что чуть позже великий русский ученый М. В.Ломоносов начал активно возражать против всех этих построений, они все же проникли в российскую науку. Хотя реальных, действительно научных оснований у всего этого нет, и никогда не было. Но эти красивые сказки так впечатлили излишне доверчивых первых русских историков, что были приняты ими за чистую монету.

После публикации статьи Байера он превращается в глазах западных ученых в известного специалиста по русской истории. На него, как на авторитета начинают ссылаться различные европейские авторы. Именно после этой статьи Байера начинается победное шествие мифа о "шведах-русах" по западноевропейским университетам.

Следующим после Байера поклонником шведской версии в России был Герард Фридрих Миллер - полностью случайный в области изучения русской истории человек. Изначально он специализировался на преподавании латыни и географии. Однако в 1749 году почему-то издал работу "О происхождении народа и имени российского", в которой старательно воспроизвел и повторил все известные Байеру шведские фантазии. Это именно та самая работа, которая приводила в ярость основателя русской науки Михаила Васильевича Ломоносова, ибо ничего кроме оскорбительных для русских совершенно голословных шведских утверждений она не содержала.

После смерти М. В. Ломоносова к нему в дом явился вооруженный конвой во главе с графом Орловым, который запечатал его кабинет и конфисковал все записи. А через семь лет после смерти ученого от имени М. В. Ломоносова был опубликован 1-ый том "Истории России", посвященный древнейшему периоду, который не содержит практически никаких аргументированных возражений на шведские фантазии. Выпущен же он был под редакцией того самого Миллера. Я думаю - мы вполне вправе предположить, что, как минимум, в части, касающейся древнейшей истории России, это подложная публикация. Подлинные записи Михаила Васильевича на эту тему, если они еще сохранились, видимо, хранятся в каких-то архивах в Санкт-Петербурге. По крайней мере, в 19 веке обнаруживались их следы. Была вроде даже предпринята попытка их опубликовать. Но на этот раз запрет наложила церковь. По причине того, что Ломоносов в своей работе, допустил, якобы какие-то "богохульствующие речи". Возможно, потому что М. В. Ломоносов описал языческие обычаи наших предков.

Надо сказать, что уже после смерти М. В. Ломоносова императрица Екатерина II, вольно или невольно поучаствовавшая в расправе над ним, опубликовала пьесу о призвании варягов: "Историческое представление из жизни Рюрика", в которой заявила, что князь Рюрик происходил из варягов, правивших в Финляндии, что роднит ее текст с сочинениями Татищева. Однако написание данного текста даже самой императрицей, уже не остановило распространение в русской науке шведских фантазий.

И их как самые верные истины принял последователь Байера с Миллером - следующий немец в русской истории, некто Шлецер, который прославился также тем, что похитил и незаконно вывез из России некоторые оригиналы древнерусских летописей.

После Шлецера в России работал Н. М. Карамзин, самый ранний собственно русский автор, который уверовал в шведские выдумки и подхватил их в качестве респектабельной науки. В первом томе своей знаменитой "Истории государства Российского", Н. М. Карамзин сказал следующее: "Напрасно в древних летописях скандинавских будем искать объяснения: там нет ни слова о Рюрике и братьях его… однакожь историки находят основательные причины думать, что Несторовы варяги-русь обитали в королевстве Шведском". Несмотря на то, что Н. М. Карамзин сам же отметил, что в скандинавских источниках ничего подобного нет, он настолько уверовал в эти шведские "находки", что даже допустил в своей работе прямой подлог в историческом источнике. Совершив подмену во Втором письме Ивана Грозного шведскому королю Юхану III (1573 года): "... С великим государем самодержцем Георгием-Ярославом во многих битвах бывали варяги, а варяги - немцы; и раз они его слушали, значит, были его подданными". Карамзин же "процитировал" почему-то таким образом: "а варяги были шведы". Хотя Иван Грозный никогда ничего подобного не говорил.

Это все было бы смешно, если бы в результате нам уже более 200 лет не рассказывали о нашей истории полнейшую ерунду. Не имеющую никаких оснований и прямо противоречащую реально имеющимся историческим источникам. Но настойчиво копируемую из книги в книгу, да еще и с таким видом, словно это единственная возможная настоящая научная версия.

Вот они, настоящие основания и истоки норманизма. И все это просто выдумки: и великие шведы, воевавшие со всеми народами мира, и захватившие в древности земли русских аж до Дона, о чем якобы говорят какие-то шведские летописи - нет таких летописей и никогда не было. И Рослаген, от которого, якобы, происходит финское название шведов, от которого, в свою очередь, якобы происходит название Руси.

Реальная обоснованность самой шведской версии практически равна нулю. Мы продемонстрировали истинную историю возникновения этой версии и то, на что она на самом деле "опирается". И там нет вообще ничего.

Но "настоящие историки" (как они сами о себе говорят) то есть поклонники скандинавской версии, несмотря ни на что, до сих пор пытаются, сжав зубы отстаивать эти шведские выдумки, переписывают их, повторяют и воспроизводят из книги в книгу. Предпочитая ничего другого просто не знать. Это интересный феномен, который, видимо, относится к психологии групп, к устройству человеческих сообществ (в данном случае их "научного сообщества"), к подчинению и субординации.

Tags: Геббельсовцы, Не моё, Норманизмоведение, Россия, Старина
Subscribe

promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment