zdrager (zdrager) wrote,
zdrager
zdrager

Мифы Баира Иринчеева - 6,5.4


Продолжение.


Аргумент третий. Преступно-советсковластный




Этот аргумент - самый беспомощный и наивный, но эмоционально довольно эффективный. Представляет собой часть пропагандистского воздействия на неокрепшие умы жертв Болонской системы. Когда начинают говорить про "преступления советской власти" и объяснять такими преступлениями какие-то исторические события, то вывод всегда можно сделать безошибочный – нас хотят обмануть, причем самым примитивным образом. У русофобов обычно имеется в рукаве несколько стандартных замусоленных картишек, извлекаемых в случае отсутствия фактов– это байки про разные злодеяния советской власти, про гулаги, про заградотряды, и тому подобный бред. В этот унылый шулерский набор входят и сказки о злодеяниях крававых коммунячьих продотрядов, зверства которых дескать доводили нищастных крестьян до отчаяния и до бунтов. Все это вранье, конечно, и если нам начинают рассказывать про зверства продотрядов, то это верный признак, что рассказчик заговаривает зубы с целью что-то украсть.

Уважаемый доктор рукопожатных исторических наук Ю. М. Килин не остается в стороне от гламурных трендов, и исполнительно неуклонно повышает градус накала разоблачений преступлений советской власти.

Он говорит: "…В каждом восстании важен запал, то, что приводит в действие процесс, становится "последней каплей". Есть идеология, деньги, оружие, готовы люди и т.д., но нужен еще и своего рода триггер, спусковой механизм, то, что столкнет с места эту лавину. И в этом случае этим триггером стала политика военного коммунизма в Карелии, которая проводилась советскими властями совершенно безумными методами" (16).

Понятно? Есть финские деньги, финское оружие, готовы финские так называемые "активисты", но виновата все равно Россия. А патамушта она завсегда виновата, в этом, по крайней мере, уверены все рукопожатные историки, геи и демократические журналисты.

Формулировка "политика военного коммунизма проводилась советскими властями совершенно безумными методами", вероятно, присутствует в госдеповской методичке, потому рукопожатный историк ее с удовольствием повторяет, как старательный ученик повторяет хорошо выученный урок.

"Да, как я уже сказал, политика военного коммунизма проводилась советскими властями Олонецкой губернии, местных волостей и властей Карельской Трудовой Коммуны совершенно безумными методами. У людей фактически отнимали последнее. Приходили вооруженные отряды продразверстки, ссыпали все, что имелось у людей в амбарах, погребах и увозили. У людей был выбор: или умирать от голода, или что-то пытаться предпринимать. Поэтому сказать, что восстание вызывалось сугубо внешними причинами, нельзя. Скорее подготовка восстания с финской стороны легла на благодатную почву, подготовленную зверскими методами властей по отношению к своему народу в одном из самых бедных уголков Российской империи. Поэтому фактически восстание началось с выступлений против этих отрядов продразверстки. Люди начали зверски убивать комиссаров, вспарывали им животы, засовывали в них зерно и топили в озерах, болотах. Это вызвало ответную жестокую реакцию властей, и те люди, которые уже были готовы к выступлению с финской территории в Карелию для осуществления задуманного плана, воспользовались этим удобным моментом и перешли границу в октябре–начале ноября" (16). Живописно и ужасающе изложено, тронутая публика с горечью сморкается в носовые платки.

Только все это снова вранье, опровергнуть которое может любой человек, учившийся в средней школе, за исключением, конечно, докторов исторических наук. Никакие продотряды в Карелии осенью 1921 году не зверствовали. Потому что они нигде в 1921 году не зверствовали. Потому что продразверстка была отменена весной 1921 года.

Продразверстку, как систему более-менее принудительного выкупа сельхозпродукции у производителей по твердым ценам, ввело правительство Св. Николая Второго в 1916 году. Следующие два российских правительства, Временное правительство и Совнарком, фактически согласились с царем в том, что в тяжелой ситуации войны эта вынужденная мера необходимая, и сохраняли систему продразверстки, хотя и несколько видоизменяли ее в соответствии с требованиями текущего момента. Но как только самый сложный период Гражданской войны завершился, уже в марте 1921 года Советская власть отменила продразверстку как тяжкое наследие проклятого царизма.

Кроме того, факты говорят, что вообще угнетать несчастных карелов тогда еще было просто некому - как авторитетно заявляет доктор исторических наук Ю. М. Килин, "к осени 1921 года советские органы власти на освобожденных от иностранной оккупации территориях еще фактически не были сформированы" (16).

Но разве это имеет значение для рукопожатных историков, директоров Институтов североевропейских исследований и завкафедров всеобщими историями Петрозаводского университета? Их задача проста как пердеж – облить говном срануюрашку, и для этой цели годятся высосанные, не будем уточнять, из какого органа доктора наук, байки про заградотряды, пардон, продотряды, якобы свирепствовавшие в Карелии осенью 1921 года.

Другие рукопожатные авторы изобретают еще более анекдотичные поводы для придумываемого ими "карельского восстания": "Поводом к восстанию в Карелии послужили непродуманные и противоречащие обещаниям действия местных властей. Оно началось в октябре 1921 года в Тунгудской и Юшкозерской волостях. Начальник штаба Петроградского военного округа телеграфировал в конце ноября 1921 года Реввоенсовету Республики, что «180 граждан Летнеконецкой волости, соседней с Тунгудской, вызывались на 1 октября на суд сессии Ревтрибунала в Кемь по делу причастности к восстанию 1920 года. Провокаторы запугивали граждан предполагаемыми жестокостями Ревтрибунала, призывали к восстанию против соввласти. Между тем Карревтрибунал за недоказанностью дела 180 граждан производство прекратил и сообщил эту милость начмилиции 18 ноября. В промежуток времени между вызовом на суд и его отменой большинство граждан, желая избежать кары, ушли в Тунгудскую волость. Указанное обстоятельство могло быть одним из поводов к восстанию»" (2). Уважаемые рукопожатные авторы П. Ф. Алешкин и Ю. А. Васильев предлагают в качестве зверства советской власти, послужившего поводом для восстания, прекращение дел, фактически групповую амнистию 180 человек за их прошлые делишки. П. Ф. Алешкин и Ю. А. Васильев идиоты? Согласитесь, вопрос риторический.

Ну а что за душераздирающие истории рассказывал уважаемый доктор рукопожатных наук Ю. М. Килин – про вспоротые комиссарские животы и т. д.? Ясно, что никаких продотрядов там не было и быть не могло, но неужели про зверства он, как обычно, все придумал? Не совсем так.

Отмечены в истории вот такие эпизоды Карельской кампании 1921-22 годов.

6 ноября отряд белофиннов совершил налет на село Ругозеро, окружил школу, где происходило торжественное заседание, и расстрелял всех присутствовавших на этом собрании.

"Тут были и местные крестьяне, и учитель школы, и местные коммунисты. Подкравшаяся исподтишка вооруженная шайка окружила дом, ворвавшись в него, захватила 24 человека (10 партийных и 14 беспартийных) и повела их на смертные муки.

Не для всех обреченных дело кончилось простым расстрелом. Некоторых подвергали жесточайшим пыткам, выкручивали несчастным руки, выкалывая глаза, вырезая мягкие части лица. Одного, доведенного пыткой до предсмертных судорог, притащили к проруби и сунули под лед. … После этой жестокой и дикой расправы убитые были раздеты и разбросаны по разным местам" (31).

"В захваченных районах белофинны вели себя как завоеватели. С населением обращались исключительно жестоко. Жители Кимасозера рассказывали, что когда там находились белофинны, то каждую ночь по селу разносились крики пытаемых. Имели место случаи, когда белофинны простреливали своим жертвам ноги, чтобы они не могли бежать, а потом, после зверских пыток, убивали" (31).

"В деревне Бабья белобандиты захватили партизанскую разведку во главе с Олликайненом. После долгих издевательств над безоружными пленными белофинны раздели их донага и расстреляли" (31).

"Особенно жестоко расправлялись белофинны с пленными красноармейцами и советскими активистами. …. В деревне Келлогорская белофинны захватили в плен нескольких красноармейцев, зверски пытали их, вырезали у них язык, губы, горло, а затем добили. В одной из деревень Ребольской волости бандиты так же зверски замучили одного красноармейца и, угрожая оружием, заставили его жену рыть могилу для своего мужа. В деревне Ухтинская, "столице" белокарельских бандитов, пленному красноармейцу перерезали тупым ножом горло.

Захваченного в плен партизана Рико Лесонена белофинны избили до потери сознания и потащили в Финляндию. По дороге они так истязали его, что он сошел с ума. Из деревни Бабья Губа белофинны увели Евдокию Никутьеву. Через несколько дней односельчане нашли ее изуродованный труп с отрезанными ушами.

При налете на деревню Юшкозеро белофинны захватили в плен начальника милиции Тарасова и его брата - инвалида. Выбив ударом приклада винтовки зубы, белофинны "милостиво" отпустили инвалида, а брата его после допроса и пыток расстреляли. На трупе Тарасова были обнаружены три огнестрельные раны, кроме того оба глаза были выколоты, нос отрезан, на обеих руках отрезаны большие пальцы.

Ивана Никитина, крестьянина деревни Севастьян-Наволок, белофинны расстреляли только за то, что он по поручению волисполкома разъезжал по деревням и собирал пожертвования в пользу голодающих Поволжья. В деревне Туливари бандиты, захватив в плен партизана Лейконен, топором отрубили ему голову" (31).

Ю. Нерсесов со ссылкой на В. Степакова, перечисляет такие действия, которые неполживая и рукопожатная демократическая финская пресса относит к разряду "милых армейских шуток": "В деревне Юшкозеро унтер-офицер Карвонен отрубил топором голову пленному Лейконену. Одновременно его приятели сперва отрезали милиционеру Тарасову пальцы на обеих руках, а потом отрезали нос, уши и выкололи глаза. Солдаты из отряда «Алоярви» распиливали всех не понравившихся им местных жителей специальной двуручной пилой, а вбивание в глаза и уши пленных винтовочных патронов вообще было любимой забавой финских военнослужащих, как и варка отрезанных голов пленных". Пример подчиненным подавал великий финский герой генерал (тогда еще майор) Талвела, который лично в деревне Кимасозеро "забил палкой 70-летнюю старуху Никитину, а внука ее соседки колотил по голове до тех пор, пока тот не свихнулся от боли" (22).

Зверские расправы над мирным населением осенью 1921 года в Карелии несомненно были массовым явлением. Только это были не расправы карелов над комиссарами, а расправы финских интервентов над карелами. Но рукопожатных историков, геев и демократических журналистов реальная история, конечно, не интересует. Им деньги платят за сочинение неполживых баек про зверства продотрядов. Только трэш, только хардкор. И ниипет.

Хотя про продразверстку доктора исторических наук и прочие русофобы тупо врут, но тем не менее интересно посмотреть, какая ситуация с продовольствием была в реальности в Карелии в 1921 году. Это очень важное обстоятельство, которое может во многом определять развитие политических процессов.

Надо, впрочем, оговориться, что применительно к Карелии 1920-х годов слово "голод" в полном смысле вряд ли применимо. В этом малонаселенном лесном и озерном краю каждый человек с детства охотник и рыболов, и потому мясом и рыбой свою семью все более-менее обеспечивали. Конечно, отсутствие хлеба - это серьезная проблема, но, по крайней мере, не смертельная.

Тем не менее, очевидно, что ситуация была невеселая.

"Посевная площадь Карелии в результате войн и разрухи к лету 1920 г. составляла только 83% посевной площади 1917 года. Карельскому населению, которому даже в самые урожайные годы не хватало своего хлеба, угрожал голод. Особенно тяжелое положение в Карелии создалось летом 1921 г., когда запасы хлеба урожая предыдущего года были уже исчерпаны, а новый урожай еще не собрали. Яркую картину положения в Карелии летом 1921 г. нарисовал представитель Народного Комиссариата по делам национальностей. "Из доклада секретаря Кемского укома РКП(б), - писал он, - выяснилось, что в ряде волостей этого уезда население ест древесную кору с молоком. Центр Карелии - Петрозаводск хлеба дать не мог, т. к. сам не имел. В Петрозаводске выдавали бобовую муку по 2 фунта на неделю, вызывающую желудочные заболевания, и жмыхи, и только свежий, подраставший картофель уменьшал остроту экономического положения... Создался простор для белогвардейской, белофинской и белокарельской агитации... Белокарельские листовки (по-видимому финской фабрикации) также энергично распространяются, выкидывая лозунг "Карелия - карелам" и спекулируя на наших экономических затруднениях..."" (31).

Доктор рукопожатных наук Ю. М. Килин сообщает, что "самообеспеченность зерном - рожью и овсом - в северной Карелии и в лучшие, мирные времена равнялась 3-4 месяцам в году, карелы были вынуждены докупать хлеб. Причем существовала сложная схема доставки хлеба в Карелию. Северные карелы были уверены, что хлеб они получают из Финляндии. Внешне так это и было. Еще в конце XIX века была построена железная дорога до Йоэнсуу, откуда хлеб гужевым транспортом доставлялся в северные волости российской Карелии. Однако мало кто знал, что это было зерно, выращенное в Российской империи на Украине и в других районах черноземного пояса. Кстати, эта схема снабжения продолжала функционировать до 1935 года" (16).

Тут завкафедрой Перозаводского университета Ю. М. Килин мимоходом привычно плюет в морду карельскому народу, называя карелов дебилами, которые не знают, где хлеб растет, и продолжает монотонно врать. Конечно, через Финляндию действовала не "сложная схема доставки хлеба в Карелию", а только сложная схема доставки хлеба на дикий запад Карелии, в близкие к финской границе районы. Для основной территории Карелии действовала простая схема доставки хлеба, как и всего остального, по Мурманской железной дороге.

Показательным будет посмотреть на объемы этих поставок хлеба кривым маршрутом через Финляндию. В комментариях к интервью уважаемого доктора рукопожатных наук Ю. М. Килина один из читателей (со ссылкой на: Неизвестная Карелия. Документы спецорганов о жизни республики 1921–1940 гг. – Петрозаводск, Карельский научный центр РАН, 1997, 366 с.) сообщает, что в апреле 1922 года из Финляндии через границу в Карелию доставили 50000 кг продовольствия, отмечается также, что "крестьяне большинство занимаются рыбной ловлей для пропитания самих себя… В пограничных деревнях полумертвое состояние, фураж иссякает, доставки [его] нет, скот полуголодный, из-за отсутствия лошадей крестьянам приходится на своих плечах нести корм для скота за 10 и 15 верст" (16).

Порядок количества продовольствия, поставляемого таким путем, примерно ясен – 50 тонн.

С другой стороны, "несмотря на неурожай в стране и тяжелый голод в Поволжье, Советское правительство приняло ряд мер помощи карельскому населению. В 1921 г. в Карелию было завезено 50 тыс. пудов хлеба; в ряде карельских районов был отменен продналог; крестьяне-бедняки были обеспечены семенами для посева; в каждой волости Карелии были организованы прокатные пункты сельскохозяйственного инвентаря.

Все это способствовало улучшению экономического и в первую очередь продовольственного положения в Карелии. "Положение Карелии за сентябрь и октябрь месяцы экономически и политически более устойчивое, чем за предшествовавший летний период" - писал в ноябрьском докладе уполномоченный Наркомнаца по Карелии. Однако общее состояние хозяйства Карелии по-прежнему оставалось тяжелым" (31).

Почувствуй разницу, как говорилось в старой рекламе. С одной стороны, кривыми дорогами через Финляндию завозилось по 50 тысяч килограммов продовольствия, и эти благодеяния благословенной милой обожаемой Финляндии будут живописно расписывать доктора рукопожатных наук; с другой стороны, прямыми путями Советская власть доставила в Карелию 50 тысяч пудов хлеба, плюс к этому Советская власть принимала системные меры борьбы с недостатками продовольствия - отмена продналога, обеспечение семенами, создание пунктов проката сельхозинвентаря – и к осени положение с продовольствием улучшилось, к осени, как раз к тому времени, когда по фантазиям рукопожатных историков, геев и демократических журналистов, доведенные до отчаяния карелы должны были бы взяться за оружие.

Но доктора рукопожатных наук про действия Советской власти по решению продовольственного кризиса в Карелии вам ни слова ни скажут. Они лучше будут прославлять мелкие заслуги финской транспортной сети, а также тупо и хамски пиздеть про зверства несуществующих продотрядов.

Уважаемый доктор рукопожатных наук Ю. М. Килин представляет собой вполне типичную проститутку, потому и сложных объяснений его вывертам искать не приходится. Ему приказано замаскировать обычную для тех лет интервенцию Финляндии против России, выдать интервенцию за народное восстание. Этот заказ уважаемый доктор рукопожатных наук Ю. М. Килин усердно выполняет.

Для того, чтобы восстание случилось, действительно нужен какой-то повод. В теме фальсификации истории Второй советско-финской войны этим придуманным поводом является в реальности уже отмененная к тому времени продразверстка. И похуй, что никаких продотрядов там не было и быть не могло.

Сочувствую, конечно, студентам Петрозаводского университета, которым читают лекции такие вот доктора исторических наук, не знающие ни содержания Татруского договора, ни сроков действия политики военного коммунизма, да и во многих других исторических вопросах демонстрирующих несгибаемый сплав унылого невежества и пещерной русофобии. Ну что тут поделать, других "специалистов в области советско-финляндских отношений" в Институте североевропейских исследований и в Петрозаводском университете пока не держат

Продолжение следует.

00 распорка.jpg

Tags: Геббельсовцы, Гражданская война, Карелия, Мифы Баира Иринчеева, Чухноведение
Subscribe
promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments