zdrager (zdrager) wrote,
zdrager
zdrager

Categories:

Река Сестра на старинных картах

Река Сестра по своей величине не может претендовать на место в ряду великих рек. Это скромных размеров лесная извилистая равнинная речка, в настоящее время с довольно плотно застроенными обжитыми берегами.



Однако роль и значение речки Сестры определяется не ее размерами, а тем, что на протяжении длительного времени она оказалась рекой пограничной, более того, она оказалась даже цивилизационной границей между культурной Россией и варварским Западом, и поэтому стала бессловесной участницей интересных геополитических процессов.

История Карельского перешейка более-менее достоверно известна примерно с 10-11 веков, к этому времени он был владением Новгорода, и, поскольку никаких других государств ранее на этой территории не было, то сомневаться в исконной принадлежности Карельского перешейка России также глупо, как, например, сомневаться в принадлежности к Англии какого-нибудь графства Кент. Так уж проходил передел Европы и формирование границ в раннем средневековье, если какое-нибудь государство занимает территорию, где ранее внятно оформленного государства не было, то так тому и быть, а те, кто выразил желание овладеть этой же территорией позднее, являются агрессорами и оккупантами. На Карельском перешейке такими агрессорами и оккупантами оказались шведы, начавшие с 12 столетия многовековую экспансию на восток. Сначала они заняли территории диких финских племен, против чего никто из цивилизованных народов не возражал, но потом шведы предъявили претензии и на новгородские земли. До конца 13 века новгородцы (в частности, Александр Невский) достаточно успешно защищали Карельский перешеек, но в 1293 году дикие шведские орды добились существенного стратегического успеха, захватив Выборг, Корелу (ныне Приозерск), чуть позднее, в 1300 году, они обосновались и в устье Охты, построив крепость Ландскрона. Из Корелы новгородцы их вышибли немедленно, из Ландскроны вышибли спустя год, но в Выборге шведы, увы, успели закрепиться, и первая осада Выборга новгородцами зимой 1293-1294 года была неудачной, вторая осада в 1322 году, - тоже неудачной. Вообще активная реакция Новгорода на появление шведов на Неве и на Карельском перешейке сама по себе показывает, что Новгород считал эту территорию своей, однако военное счастье переменчиво, и через тридцать лет войны Новгород согласился потерпеть присутствие шведов.

Тогда, в 1323 году, и был заключен Ореховецкий договор, согласно которому западная часть Карельского перешейка временно отходила шведам, и граница в ее южной части прошла именно по реке Сестра. Восточная часть Карельского перешейка, а также большая часть современной территории Финляндии оставались за Новгородом.

После Ореховецкого мира на границе между Швецией и Новгородом четверть века было относительно спокойно, только в 1348 году дикие шведы этот договор нарушили и захватили Орешек (новгородцы их вышибли оттуда через полгода). Отмщать неразумным шведам новгородцы пошли в 1351 году, но новгородское войско в третий раз не смогло взять Выборг. Тем не менее, столь активный отпор заставил шведскую орду на время прекратить агрессию.

Далее полтора века Швеция и Русь достаточно мирно сосуществовали друг с другом, хотя периодически и возникали вооруженные конфликты. Все эти конфликты были скоротечными и кончались мирными соглашениями на основе Ореховецкого договора. Только после полного присоединения Новгорода к России уже войско Ивана Третьего в 1495 году в четвертый раз осаждало Выборг, и хотя снова неудачно, но сам факт этой осады подтвердил, что Москва, как ранее и Новгород, считала присутствие шведских дикарей в здешних местах лишним. Шведы, впрочем, сами напрашивались - в 1555 году они снова безрезультатно полезли на Орешек, в ответ в 1556 году русские войска по традиции осадили Выборг. Взять Выборг и с пятой попытки не удалось.

После Ливонской войны (1583 год, Плюсский договор) шведы получили российские земли по южному берегу Финского залива, но формальная граница по Сестре еще держалась, хотя Корелу наглые шведские варвары под шумок снова успели захватить (1580 год). В 1592 году русские войска в шестой раз осадили Выборг, и хотя снова неудачно, но шведы, несмотря на присущую им глупость, намек поняли правильно, и в 1595 году по Тявзинскому договору вернули России Корелу, а также Иван-город, Ям и Копорье.

Смутное время дало шведским варварам возможность пограбить ослабевшую Россию, чем они и воспользовались. Шведы снова захватили Корелу, а в 1611 году взяли даже Новгород. Новгород, конечно, пришлось вскоре вернуть, но по Столбовскому договору 1617 года шведы удержали за собой уже весь Карельский перешеек. Граница придвинулась от Сестры к городу Ладога, и единственный раз в своей истории Россия оказалась лишенной выхода к Балтийскому морю. Терпеть это, конечно, было невозможно, и в 1656 году армия Петра Потемкина взяла Ниеншанц. К сожалению, на других фронтах дела обстояли не так удачно, и в 1661 году был заключен Кардисский договор, который подтверждал границы, установленные Столбовским договором. Ненадолго, потому что через 11 лет родился Петр Алексеевич Романов.

Тем временем шведы, как положено оккупантам, отгеноцидили местное карело-русское население и заселили территорию трудолюбивыми гастарбайтерами из соседних финских колоний; их потомков депортировала с наших земель белофинско-фашистская клика Рюти-Маннергейма только в 1939 году. Смешно сказать, но глупые потомки этих гастеров до сих пор делают удивленные глаза при сообщении о том, что Карельский перешеек есть российская земля.

Петр Первый, как видно из вышеизложенного, наступая на Балтике, не придумал ничего нового, он бился за те же земли, которая Россия отстаивала уже семьсот лет до него. Но важнейшая заслуга Петра Первого состоит в том, что он победил. В 1702-1703 годах были взяты Орешек и Ниеншанц, в 1710 году Апраксин наконец-то овладел остававшимся более четырехсот лет неприступным Выборгом и полностью очистил от шведских дикарей Карельский перешеек. Ништадтский мир 1721 года формально зафиксировал неизбежное возвращение Карельского перешейка России. В качестве анекдота можно упомянуть, что в 1918 году в результате революционной неразберихи белофинские националисты сумели на короткое время хамским образом урвать Карельский перешеек у России, но этот мимолетный исторический курьез был исправлен уже в 1939 году.

История распорядилась так, что с 1323 по 1617 год, почти триста лет, формальная граница между Россией и Швецией проходила по реке Сестре. Обе стороны эту границу всерьез не воспринимали, рассматривали ее скорее как демаркационную линию. Шведы считали Сестру временным рубежом на пути дальнейшей агрессии, русские полагали Сестру столь же временным рубежом отступления. Тем не менее эта временная граница существовала три века, и по этой причине река Сестра оказалась в центре множества исторических перипетий, по этой же причине она оказалась отмеченной на ряде старинных карт, которые мы далее и рассмотрим.

1539 год
Первой из таких карт, среди обнаруженных в интернете, является карта 1539 года Олауса Магнуса (http://ulfdalir.narod.ru/maps/cartamarina.htm), крупнее и подробнее (http://bell.lib.umn.edu/map/OLAUS/TOUR/indext.html), нужный нам фрагмент в хорошем разрешении тут http://bell.lib.umn.edu/map/OLAUS/SEC/fsect.html

Голубая полоса наискосок - это Маре Финоникум, то есть несомненно Финский залив. В нижней части карты на южном берегу залива, там, где по морю скачет одинокий рыцарь, внятно обозначены Нарва и Иван-город, в северной оконечности залива обнаруживается Вибург. Это надежные ориентиры, но дальше начинается головоломка.

Прежде всего видно, что шведский картограф не подозревает о существовании Невской губы, для шведов Финский залив кончается в Выборге, дальше они не плавали. Раньше, конечно, плавали, чему свидетельство опыт ярла Биргера, но за триста лет забыли туда пути-дороги. Причина обозначена на карте - место Невской губы занимает атакующий отряд кавалеристов в зеленых гимнастерках и красных шлемах, отряд не пускает на восток мирных представителей варварской Европы. Подписано - Московия.

Кстати сказать, в современных и особенно переводных научно-исторически-популярных текстах встречаются утверждения, что Ледовое побоище было мелким эпизодом, никак не сказавшемся на дальнейшей истории. Олаус Магнус всем своим авторитетом это мнение опровергает. Он подписывает на своей карте сцену столкновения на льду словами "прелум гласиале", то есть именно "ледовое побоище". Помещает его, правда, не на Чудское озеро, а на Финский залив, из чего можно сделать вывод, что память об этой битве среди западных варваров жила как минимум три столетия, даже когда точное место сражения забылось.

Нарисованные на карте кавалеристы скачут по берегу крупной реки, вероятно, это Нева. Если плыть по Неве вверх по течению немного, затем свернуть на север, то попадем в Кексгольм. Это верно, правда Ладога на карте отсутствует. Вуокса, кажется, частично присутствует, она течет к Кексгольму от какого-то Нитобурга (Тиверск, что ли?).

Если плыть по Неве немного вверх, а затем свернуть на юг, то в конце извилистого водного пути (в самом правом нижнем углу карты) сидит мужик с дубиной, называетя Магнуспринципс Московитус. Судя по дате, это девятилетний Иван Грозный, за подвиги свои прозванный Васильевичем. В общем маршрут намечен верно, смутные воспоминания о пути из варяг в греки шведские картографы сохранили. То есть можно сделать вывод, что крупная река, где скачут кавалеристы, действительно Нева.

Смотрим от Невы на север. Там обозначена всего одна река, впадающая в Финский залив. Это именно Сестра, хоть и не подписана. Именно эта река была границей еще с Ореховецкого договора, и в качестве пограничной и потому особо важной реки именно Сестра должна была попасть на карту, а не какая-нибудь никому не интересная Рощинка.

На Сестре уже обозначена характерная развилка. Это отмечено слияние двух рек - Сестры и Черной речки, которая ныне течет от Сертолова через Песочный к Разливу. Разлива тогда, понятно, еще не было.
В устье Сестры находится населенный пункт Лаппавеси. Это предшественник Сестрорецка. Чуть погуглив по непонятным словам, можно найти статью, где есть любопытные подробности (http://www.vobam.se/Texter/bagrowneva.htm). Лео Багров и Харальд Келин (вероятно, это один человек, поскольку про себя пишет в единственном числе "The maps which I discuss below..") разместил в интернете очень содержательный обзор средневековых карт. Что касается именно этой карты и именно белоостровского района, то там написано следующее

"About midway between Viborg and the Neva, a river falls into the sea. At its mouth is Lappavesi, in the middle Egrepe, on one of the sources Iegaborg. This is hardly Lappavesi, it is probably Vilmanstrand.(#24) Egrepe = Äyräpää, Iegeborg is mentioned in the Itinerarium de Brugis as the Jueghelberh mountain in Kareli. South of Lappavesi are Kivaneb and Ecclia Nova, i.e. Kivanappa and Uusikirka (= New Church)."

или

"Примерно на полпути между Выборгом и Невой в море впадает река. В ее устье находится Лаппавеси, в середине Егрепе, в одном из истоков - Иегаборг. Это вряд ли Лаппавеси, это, вероятно, Вильманстранд (Лапеенранта). Егрепе = Эюряпяя (Барышево), Иегеборг упомянут в Итенерариуме Брюгиса как Юегхелберх, гора в Карелии. Южнее Лаппавеси находятся Кивенаб и Экклиа Нова, то есть Кивенаппа (Первомайское) и Ююсикиркка (Новая церковь) (Поляны)."

Сопоставление Лаппавеси с Лаппенрантой кажется слишком смелым, тем более, насколько я понимаю древнефинский, Лаппавеси значит "Лапландская (карельская ?) вода", то есть может даже не название, а просто обозначение безымянного поселка у побережья. А. М. Шарымов, впрочем, сообщает, что "lappa" по-фински - "ольха", а по-шведски - "губа". Так что варианты толкования имеются.

Остальным расшифровкам, кажется, можно доверять. Представление картографа о местной географии довольно хаотичное, но "в масштабах глобуса" близкое к реальности. С погрешностями в несколько десятков километров. А. М. Шарымов также пишет, что Кивенаппа упоминается в шведских текстах уже с 1452 года. Ныне это поселок Первомайский.

Безымянную на этой карте реку есть основания считать Сестрой, потому что она была пограничная река и хотя бы потому важной для нанесения на карту. Тем более у речки нарисован шведский герб с тремя коронами, это, вероятно, должно обозначать именно пограничный кордон. Подобные гербы обозначены на карте и в других местах у шведских границ.

Верховья Сестры теряются в скалистых горах, за которыми скрываются новые эскадроны конных московитов в зеленых гимнастерках и красных шлемах.
Информации на карте не очень много, но сама по себе карта показалась любопытной. Если не сам Белоостров, то территория, где он есть, показана. Вероятно, впервые в истории картографии.

Заинтересовал также обозначенный на карте извергающийся вулкан юго-восточнее Выборга, редкое в наших краях природное явление. Е.А. Савельева (со ссылкой на шведские источники) сообщает, что рядом с Выборгом находилась необыкновенная пещера, называемая "Смеллен". Она была расположена на берегу Финского залива и обладала чудесным свойством: издавала такой шум или грохот, что он наводил ужас на окружающих, и тем самым защищала город от неприятеля, поскольку никто не мог вынести этого шума. Чтобы в мирное время пещера не вредила местному населению, правитель собственноручно закрывал ведущие к ней двери, а пещера была обнесена семью заборами с крепкими воротами. Если же к городу подступали враги, правитель открывал пещеру и ее шум спасал жителей, лишая осаждавших способности к сопротивлению. Дикари с их дикарскими верованиями, что тут добавить.

На карте имеется и Флю Нюген - Нева. Это, скорее всего, Орешек, потому что там обозначена условная развилка пути на север в Кексгольм, на юг - в Москву. Масштабы все, конечно, нарушены. Сами водные пути показаны очень условно. То есть можно считать эти синие линии, соединяющиеся около Флю Нюген, не собственно реками и озерами, а обобщенными "водными путями", лишенными подробностей.

1546 год
Несколько ранее создания карты Олауса Магниуса (в 1526 году) по России путешествовал Сигизмунд Герберштейн, но свой рассказ и свою карту он опубликовал позже. В его тексте есть такие слова.

"Река Волхов... протекает через Новгород и, пройдя тридцать шесть миль, впадает в Ладожское озеро... Из Ладожского озера выливается большая река Нева, которая через шесть приблизительно миль впадает в западном направлении в Немецкое море. При устье ее, во владении московского государя, на средине реки расположена крепость Орешек, которую немцы называют Нутембургом... … До реки Невы и крепости Орешек, а от Орешка до реки Карелы 2, от которой получил название и город, - семь миль. И наконец, отсюда после двенадцатимильного пути можно добраться до реки Полны, которая отделяет владение московского государя от Финляндии, называемой русскими Хаинской землею и состоящей под властью шведских королей"


На этой карте схематично, но в целом узнаваемо изображен Новгород у Ильменя, Волхов, впадающий в Ладогу, далее Нева течет на запад, отмечен Орешек, затем Нева впадает в залив, несколько западнее находится Выборг, и между Невой и Выборгом - река Полна. Это и есть Сестра.

Узнаваем обычный дефект карт той поры - Финский залив ориентирован на север, отсутствует Невская губа. Карта в целом много примитивнее карты Олауса Магнуса, но зато на ней внятно обозначена река, разделяющая Россию с варварскими странами - Полна. Герберштейн, конечно, много напутал - город Корела (Приозерск) и река Корела (Вуокса) отмечены не там, где они должны быть. Сестре дано название Полна, это название в разных источниках трактуется по разному, чаще всего как Аура, река в Турку. Но раз автор здесь прямо говорит, что это река пограничная, то именно в его тексте и именно в его карте Полна есть Сестра. Другой границы между Россией и Швецией тогда не было.

1544 год

Карта Мюнстера. На этой карте схематично, но в целом узнаваемо изображен Новгород у Ильменя, Волхов, впадающий в Ладогу, далее Нева течет на запад, отмечен Орешек, какое-то лишнее озеро возникает на этом пути, затем Нева впадает в залив, несколько западнее находится Выборг, и между Невой и Выборгом - река Полна. Это и есть Сестра.

1548 год

Карта Гастальди. На этой карте Сестры нет. Можно при желании узнать Неву.

1550 год

Карта Себастьяна Мюнстера - "Чертеж Московии. Из "Всеобщей Космографии", Базель, 1550. Ксилографирована по материалам Антония Вида и Ивана Васильевича Ляцкого.


Примерно то же самое, что на карте Мюнстера 1544 года, только более живописно, с елочками. Видно, что лишнее озеро с предыдущей карты - это всего лишь обозначение Орешка на острове. Орешек ошибочно обозначен в среднем течении Невы, а не в ее истоке. Пограничная река Полна (то есть Сестра) обозначена вполне внятно, исток она берет почти от Белого моря.

1562 год

Карта Дженкинсона. Нева названа словом, смутно напоминающим слово "Волхов", вероятно, она воспринималась как часть единого водного пути от Новгорода, продолжением Волхова. Южнее Невы обозначены Ям и Ивангород. Какими именами называются два озера по пути от Новгорода до залива, понять непросто. Впрочем, эта карта приводится только для иллюстрации богатства фантазии картографов, Сестры на ней все равно нет. Выборга тоже нет.

1596 год

Карта Маджини Найденный в интернетах вариант карты отличается ужасным разрешением, но видно, что Сестра все еще под старинным именем Полны присутствует. Подробнее можно посмотреть на следующей карте, она почти такая же.

1600 год

Карта Буссемахера. На этой карте Сестра под сомнительным названием Полны обозначена, она впадает в море Ливонское, оно же море Московское. Ладога и даже Ильмень носят свои законные имена, зато нет Невы, хотя Орешек и присутствует. Между Сестрой и Невой (или тем местом, где Нева должна быть) снова появилась странная река Корела, на побережье присутствуют и населенные пункты Полна и Корела. Вряд ли можно сомневаться, что река Корела - это Вуокса, а город Корела - город Корела, только здесь они случайно съехали с Ладоги на залив. Как завещал великий Герберштейн за семьдесят с лишним лет до. Вообще совершенно очевидно, что все европейские карты этого района срисованы (с некоторыми добавлениями) с карты Герберштейна. Кроме самой первой, карты Олауса Магнуса, который, по сравнению со своими последователями, выглядит значительно более осведомленным товарищем.

1595 год
Монстр европейской картографии Меркатор в своем атласе нарисовал окрестности Сестры четыре раза, и каждый раз по-разному.

1. На общей карте мира


Здесь никаких подробностей не видно.

2. На карте полярных стран


Здесь присутствуют и Лаппавеси, и Иегобург, но без обозначения реки (Сестры), на берегах которой они расположены.

3. На карте Скандинавии


Здесь Сестра обозначена своим легендарным именем Полна.

4. На карте России


Здесь тоже Сестра обозначена своим старинным именем Полна.

Настоящее название реки возникает на картах только в семнадцатом веке.

1613
Карта Гесселя Герритса, составленная по оригиналу царевича Федора Борисовича.

Вот тут уже Сестра (Систербек) обозначена на своем законном месте. Отчетливо видна и развилка Сестры и Черной речки.

Несложно видеть, что на картах шестнадцатого века географическая обстановка отмечена более или менее фантастично. Ситуация заметно меняется в следующем, семнадцатом веке, когда шведы захватили территорию будущего Петербурга и его окрестностей полностью, придумали для новой колонии нелепое название Ингерманландия, и начали осваивать территорию. Для этого потребовались более точные карты, и далее на шведских картах возникает обстановка, все более приближенная к реальности.

Сестра опознается не только по названию, но и по характерной развилке на собственно Сестру и Черную речку.

1645 год


На подробной шведской карте приходов Нюкирка и Кивенаб Сестра уже нанесена подробно. Прибрежные поселки Куоккала и Терийоки не дают возможности сомненваться, что тут изображена именно Сестра. Хотя ориентировка карты отличается от современной на 90 градусов.

1666 год

Ту же самую характерную развилку Сестры и Черной речки мы видим и здесь.

1680

Эта карта уже ориентирована в привычной базе координат. Черная речка вытекает из озера, ныне не существующего.

Ну а с восемнадцатого века карты Сестры уже закономерно составляются на русском языке.


Источники

Leo Bagrow and Harald Köhlin. Maps of the Neva river and adjacent areas in swedish archives, http://www.vobam.se/Texter/bagrowneva.htm
Савельева Е. А. Олаус Магнус и его История северных народов. - Л., Наука, 1983. http://biarmia.narod.ru/library/savelyeva_.htm
Шарымов А. М. Предыстория Санкт-Петербурга. - СПб.: Геликон Плюс, 2009. - 784 с.
Широкорад А.Б. Северные войны России. - М.: ACT; Мн.: Харвест, 2001.
Карты
http://www.aroundspb.ru/
http://www.old-rus-maps.ru/
http://www.newchrono.ru/
http://ulfdalir.narod.ru/
http://bell.lib.umn.edu/
Картографическая ROSSICA
И разные прочие интернеты.

00 распорка.jpg
Tags: География, Карельский перешеек
Subscribe
promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments