?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет
Из забанивших меня можно составить город
zdrager
zdrager
Необычайные приключения советско-финской границы в 1939 году - 1

Вариант от 7 декабря 2010

В 1940 году совместными усилиями советского и финского руководства российская (в то время - советская) граница на Карельском перешейке была возвращена от реки Сестры на свое законное тысячелетнее место – туда, где она находится и в настоящее время. В процессе осуществления этого переноса во время переговоров и сумятицы 1938-40 годов советско-финская граница довольно забавным образом металась на картах, принимая последовательно десять разных положений. Эти нанесенные на карты проекты положения границы практического значения имели немного, ни одно из предполагаемых положений границы реальным не стало. Однако посмотреть на виртуальные перемещения границы достаточно любопытно, поскольку они отражают суть проблем, решавшихся в те годы, и еще в большей степени отражают понимание этих проблем сторонами, участвовавшими в процессе, иллюстрируют ход мыслей людей, принимавших решения в международных вопросах. Перемещениям умозрительных границ между СССР и Финляндией и посвящен дальнейший текст.

В обобщенном виде все эти предполагаемые несостоявшиеся границы показаны на рис.1.


Рис. 1. Предполагаемые советско-финские границы

Причиной неопределенности пограничного вопроса стал в первой половине прошлого века такой курьезный мимолетный исторический эпизод – советско-финская граница недолгое время проходила по реке Сестре. Ненормальность этого положения осознавалась всеми заинтересованными сторонами, однако вследствие пароксизма национализма новорожденная Финляндия в 1918 году хамским образом отхватила у России территорию Карельского перешейка. Вероятно, причиной такого нелепого поступка был тот факт, что в прошлые века Швеция имела Сестру границей с Россией, и, пытаясь походить на настоящую страну, Финляндия также заявила Сестру своей границей, действуя по принципу "куда конь с копытом – туда и рак с клешней". Финское руководство слабовато знало историю, иначе бы не упустило из виду, что Россия никогда не признавала шведский захват Карельского перешейка, и шведы были вынуждены отстаивать эту границу в многовековых войнах, и в результате все же вернули Карельский перешеек его истинному хозяину – России. Тем менее шансов было на аннексию этого участка российской территории у Финляндии, слабого и неопытного детища Октябрьской революции.

Как писал В. Таннер, "на первоначальном этапе независимого существования нашего государства финская внешняя политика была обречена путем проб и ошибок отыскивать свой верный курс" (1). Народная мудрость хорошо поясняет, кто учится на своих ошибках, кто – на чужих. Финны на былых шведских ошибках учиться оказались не способны.

За основной источник изложенного далее взяты мемуары Вяйне Таннера (1). Этот человек принимал непосредственное участие в описанных далее событиях, и оставил их любопытное описание, иногда умилительное в своей непосредственности.

Начались переговоры СССР и Финляндии после аншлюса Австрии в марте 1938 года. Тут надо заметить, что многие люди дебильного склада ума, иногда даже писатели книжек, любят представлять конфликт СССР и Финляндии как происходящий в вакууме, сопоставляя размеры и возможности двух стран, и делая из этого сопоставления довольно глупые выводы в стиле "Давид и Голиаф", или "борьба карлика с гигантом". На самом деле все, конечно, совсем не так, и взаимоотношения Финляндии и СССР разворачивались совсем не в вакууме, и рассматривать их в отрыве от процессов мировой и европейской политики как минимум глупо.

Итак, в марте 1938 года войска Германии вошли в Австрию, и это означало начало реального территориального расширения Германии. В СССР немедленно вспомнили известное место из "Майн Кампф", в котором Гитлер называл СССР главным объектом своей экспансии. После аншлюса это были уже не пустые слова и не беспочвенные фантазирования, Германия начала походы за пределы собственных границ, и чем это закончится, еще никто не знал. Но любой здравомыслящий руководитель СССР обязан был обеспокоиться обеспечением обороны страны.

На северо-западном направлении слабым местом была Финляндия, страна, крайне дикая и к России враждебная. Достаточно сказать, что в годы Гражданской войны и интервенции именно Финляндия дольше всех остальных внешних врагов вела военные действия против России, до 1922 года. В финском курортном поселке Терийоки, ныне Зеленогорск, базировались английские торпедные катера, совершавшие нападения на Кронштадт. На территории Финляндии в те же годы действовал немецкий экспедиционный корпус. Исторический опыт был очень неблагоприятен, территория Финляндии уже много раз служила плацдармом для нападения на Россию, и эта территория вполне могла снова стать плацдармом для нападения на СССР.

В таких условиях начался первый этап переговоров СССР и Финляндии. Первая встреча секретаря советского представительства в Финляндии Бориса Ярцева и министра иностранных дел Рудольфа Холсти состоялась 14 апреля 1938 года.
Ярцев честно обрисовал складывающуюся обстановку. Он сказал, что советское правительство всегда уважало независимость Финляндии и ее территориальную целостность, но в Москве убеждены в том, что Германия вынашивает агрессивные планы против СССР. В соответствии с этими планами перед левым флангом германских армий поставлена задача произвести высадку на территорию Финляндии и с этого плацдарма произвести вторжение в Россию. Если Германии будет позволено осуществить эти операции, то Россия не станет пассивно ожидать подхода немцев к своим границам, а введет свои вооруженные силы на территорию Финляндии. Если Финляндия воспротивится германской высадке, Россия может предложить Финляндии всю возможную экономическую и военную помощь, приняв на себя обязательства вывести все свои силы из Финляндии после войны. Ярцев отметил, что Россия готова предложить Финляндии очень выгодное экономическое соглашение.

18 августа Ярцев впервые в ходе переговоров затронул и территориальный вопрос – он сообщил о желании СССР устроить на острове Гогланд военно-морскую и военно-воздушную базу. Остров Гогланд, красивый большой остров, перегораживает Финский залив практически пополам, и способен стать важным звеном обороны Ленинграда с моря. Для Финляндии он как оборонительный пункт ценности не представляет, поскольку основные объекты Финляндии все равно находятся западнее этого острова.

Помимо Гогланда, речь на этих переговорах шла фактически о том, готова ли Финляндия защищаться в случае нападения на нее со стороны Германии. Если Финляндия выразила бы такую готовность, то СССР был бы рад предоставить свою помощь в этом благородном деле, и, кроме того, обещал Финляндии еще кучу пряников в виде выгодных для Финляндии торговых соглашений, согласия на вооружение Аландских островов и многого другого. Вообще в целом Финляндии со стороны СССР предлагалась дружба и сотрудничество.

Финская позиция на тех переговорах, равно как и в дальнейшем, состояла в том, что образно называется "запустить дурочку". Финны постоянно отвечали не на те вопросы, которые им задавали, тянули время, путали все, что можно напутать. Ярцев продолжал беседы с различными финскими официальными лицами, финская делегация ездила в Москву, но результата не было. Преобладала бестолковая болтовня, отсутствие как согласия, так и внятных возражений с финской стороны завели переговоры в полный тупик. Финны стремились заключить торговое соглашение, однако упорно делали вид, что не понимают значения военного соглашения. Финляндия, с одной стороны, выражала на словах как будто согласие с советскими предложениями, в частности, уверяла советских представителей, что в случае войны будет защищать свою территорию, однако упорно отказывалась подтвердить свою позицию каким-либо обязательством.

К концу 1938 года этот этап переговоров заглох без видимых последствий.

Если начало этого этапа переговоров было следствием аншлюса, то завершающий раунд стал результатом сдачи немцам Чехословакии. Теперь речь уже шла не об одном острове Гогланде, а о всех островах восточной части Финского залива. Новое обострение военно-политической обстановки в Европе вызвало новый интерес о вопросам безопасности СССР. За десять дней до ввода немецких войск в Чехословакию, 5 марта 1939 года Литвинов, народный комиссар иностранных дел, вызвал к себе финского посла Ирье-Коскинена и передал ему меморандум, содержание которого представляло собой следующее.

Два важных вопроса - улучшение торговых отношений и строительство оборонительных сооружений на Аландских островах - по-прежнему ждут своего решения. С целью создания благоприятной атмосферы Советский Союз предлагает Финляндии сдать в аренду СССР острова Гогланд и Лавенсари, архипелаг Тютерс и остров Сескар сроком на тридцать лет. Все эти острова расположены в восточной части Финского залива, Советский Союз не предполагает возводить на них оборонительные сооружения и будет использовать как прикрытие на подступах к Ленинграду. Если финское правительство даст свое согласие, то отношения между нашими странами значительно улучшатся, что скажется и на торговых отношениях.
Уже 8 марта Финляндия отказала в этой понятной просьбе. Литвинов был весьма разочарован таким ответом. Теперь он предложил обменять острова на соответствующую территорию в Восточной Карелии. Этот момент тоже достоин внимания. Впервые в ходе переговоров появляется вариант обмена территориями.

На новое предложение Финляндия, как несложно догадаться, снова дала отрицательный ответ. Это было 13 марта, таким образом весь обмен мнениями состоялся очень быстро, в течение одной недели.

Далее в процесс переговоров вступил посол СССР в Италии Штейн, бывший ранее посланником в Хельсинки, он специально приехал в Финляндию с целью обсудить эти вопросы с финским правительством. Штейн вступил в переговоры с министром иностранных дел Эркко и предложил заключить соглашение об аренде островов, в течение срока которой Финляндия будет иметь право разрабатывать лесные угодья в Восточной Карелии. Штейн показал на карте область, которую Советский Союз предлагал в обмен за острова, общая площадь которых тогда еще составляла только 183 квадратных километра.

Финны по привычке отказались понять нужды СССР и пойти навстречу. Дурные привычки быстро усваиваются, отказаться от них бывает сложнее. Маннергейм, как ни странно, один из всей финской верхушки правильно оценил предложения Штейна и пытался склонить руководство страны к тому, чтобы их принять.
Он пишет следующее: "Я разговаривал с министром иностранных дел Эркко о предложении Штейна, но уговорить его мне не удалось. Я также посетил президента и премьер-министра Каяндера, чтобы лично высказать свою точку зрения. Заметил, что острова не имеют для Финляндии значения, и, поскольку они нейтрализованы, у нас отсутствует возможность их защиты. Авторитет Финляндии, по моему мнению, также не пострадает, если мы согласимся на обмен. Для русских же эти острова, закрывающие доступ к их военно-морской базе, имеют огромное значение, и поэтому нам следовало бы попытаться извлечь пользу из тех редких козырей, которые имеются в нашем распоряжении.
Моя точка зрения понимания не встретила…"

Как следует из его мемуаров, именно Маннергейм, первым по хронологии событий, предложил отвести границу на Карельском перешейке. Это предложение он внес еще тогда, когда со стороны СССР подобных идей еще не поступало. "Я пошел еще дальше, заметив, что Финляндии было бы выгодно выступить с предложением об отводе от Ленинграда линии границы и получить за это хорошую компенсацию. Уже тогда, когда Выборгская губерния в 1811 году снова присоединилась к Финляндии, многие придерживались мнения, что граница проходит слишком близко к Петербургу….

Я серьезно предупредил, чтобы посол Штейн не уезжал в Москву с пустыми руками. Однако так и произошло. 6 апреля он покинул Хельсинки, не решив порученной ему задачи." (2)

Перед отъездом из Финляндии посол Штейн сказал Эркко, что Советский Союз не может принять отрицательный ответ Финляндии, как не может и отказаться от притязаний на острова в Финском заливе, поскольку они имеют громадное стратегическое значение для безопасности Советского Союза.

Это был последний раунд длившихся около года, с весны 1938 года до весны 1939 года переговоров об отношении Финляндии к СССР в свете назревающей войны. Переговоры о торговом соглашении также были прерваны, туповатые финны не могли понять, почему. Кроме того, Советский Союз не дал своего согласия на возведение оборонительных сооружений на Аландских островах.

Но все же переговоры имели вполне осознаваемый, хотя явно не высказанный вслух результат – СССР убедился, что Финляндия наотрез отказывается занять дружественную СССР позицию. В ситуации назревающей европейской войны недружественный сосед автоматически становился враждебным. Если бы у финского руководства хватило ума понять эту несложную закономерность, то, может быть, они вели бы себя более разумно. Однако случилось то, что случилось. Финское руководство к весне 1939 года убедительно доказало руководству СССР, что Финляндия для СССР – страна недружественная. В дальнейшем руководству СССР предстояло исходить их этого очевидного факта.

Второй этап советско-финских переговоров начался после завершения вооруженного конфликта на Халхин-Голе и завершения первой фазы Второй Мировой войны. Отчего-то конфликт на Халхин-Голе выпадает из сферы внимания большинства любителей и профессионалов, рассматривающих разные аспекты истории СССР 1939 года. Однако нельзя забывать, что с весны того года страна вела реальную войну, хоть и ограниченную, против японцев в Монголии, и никто не мог гарантировать, что этот конфликт не перерастет в войну полномасштабную. Разумное руководство СССР не могло, естественно, допустить ввязывания страны в войны на разных фронтах, тем более на столь территориально разнесенных фронтах, как Европа и Монголия. Поэтому, пока СССР был связан разборками с Японией, лимитрофы на западной границе имели возможность наглеть и провоцировать. Несомненно, в большом горе они встретили 15 сентября новость о советско-японском соглашении о перемирии, что развязывало руки СССР на западе. Первыми это осознали поляки, поскольку уже 17 сентября СССР ввел войска на территорию Западной Белоруссии и Западной Украины, захваченных одним из уродливых детищ Версальского договора в то время, когда Россия была ослаблена гражданской войной. Далее в очередь за причитающимися им порциями историческеой справедливости выстраивались прибалты, румыны и, конечно, финны.

Прибалты оказались довольно понятливыми, они срочно заключили договоры о дружбе и взаимопомощи с Советским Союзом (Эстония 28 сентября 1939 года, Латвия - 5 октября, Литва - 11 октября). Во время этих дипломатических действий 5 октября народный комиссар иностранных дел Молотов позвонил и Ирье-Коскинену, финскому послу в Москве, и сообщил, что советское правительство хотело бы обменяться взглядами с правительством Финляндии на некоторые политические вопросы. Он выразил надежду, что финский министр иностранных дел сможет посетить Москву для их обсуждения. Финский министр иностранных дел Эркко сам ехать в Москву отказался, он послал вместо себя государственного советника Паасикиви, который в то время был послом в Стокгольме, а позднее, после войны – президентом страны. Отказ министра Эркко ехать в Москву вполне показателен, финны принципиально не посылали на переговоры людей, имеющих право принимать решения.

Делегация Паасикиви выехала из Хельсинки 9 октября, приехала в Москву 11 октября.

Интересно заметить, что когда еще делегация была еще в пути, 10 октября, в Финляндии из резерва уже были призваны военнообязанные, то есть началась мобилизация, фактически безусловная подготовка к войне. Министр внутренних дел Кекконен сделал 10 октября заявление, в котором призвал городское население перебраться на жительство в сельскую местность для спасения от бомбежек. Тогда же начались учебные воздушные тревоги и затемнения в Хельсинки. Витрины магазинов крест-накрест заклеевали полосами бумаги, которые, как предполагалось, должны были предохранять стекла витрин от взрывной волны во время бомбардировок. Финляндия уже взяла решительный курс на войну, и населению стали старательно промывать мозги в нужном направлении, одновременно и запугивая, и подбадривая, в полном согласии с теорией пропаганды. Обезумевшие в шовинистическом угаре финны бряцали оружием и собирались всех врагов шапками закидать. В головы населения усиленно вколачивали мысль о неизбежности войны.

В начале августа 1939 года на Карельском перешейке проводились крупномасштабные военные игрища. В соответствии с планом учений, финны, естественно, победили вероятного противника, и сами себе показались грозным войском. Учения закончились показухой военного парада в Выборге, который весьма приободрил финскую обсчественность, как водится в таких случаях, женщины кричали "Ура" и бросали в воздух чепчики. (2)

Тем же летом 1939 года сведенные военной пропагандой с ума финские граждане участвовали в массовом добровольном движении по строительству укреплений Линии Маннергейма, жертвуя своими летними отпусками во имя обороны страны, и бесплатно работая на оборонительных сооружениях. (2)

Самым интересным в этом ассортименте мероприятий по развязыванию войны представляется этническая чистка на Карельском перешейке. В октябре 1939 года финская военщина провела массированную зачистку Карельского перешейка от мирного населения. (3) По этому поводу надо, вероятно, сказать несколько слов. Тремя столетиями раньше, в семнадцатом веке, шведские агрессоры осуществили на Карельском перешейке массовый геноцид местного карельского населения, (4) и заселили освобожденные территории послушными и трудолюбивыми таджи…, пардон, финнами. С тех пор Карельский перешеек стал действительно финским, этническое однообразие было достигнуто вследствие кровавых этнических чисток. С тех пор, с семнадцатого века, и топонимика Карельского перешейка стала на некоторое время преимущественно финской, это было естественное следствие заселения территории финнами. После освобождения финским правительством Карельского перешейка от финнов их непроизносимые и непонятные названия были естественным образом заменены на названия русские, трехвековой финский период на территории Карельского перешейка завершился.

Финская пропаганда усиленно замалчивает прискорбные подробности кровавого заселения финнами Карельского перешейка, однако сами местные жители не могли не знать об обстоятельствах появления здесь их предков, хотя бы из семейных преданий. Этим, вероятно, объясняется их покорная готовность освободить земли по первому же требованию финской военщины. Местные жители должны были испытывать исторический стыд за поведение своих предков, и осознавали, что на чужой крови счастья не построить, и они, финны, обязаны платить и каяться за свои исторические грехи. Как минимум, во искупление грехов требовалось освободить неправедным путем захваченные территории.

Для России это выселение финнов с Карельского перешейка оказалось очень выгодным обстоятельством. Финское правительство приготовило земли для возвращения в Россию в девственно чистом виде, без населения. России не пришлось тратить ресурсы на поднятие уровня местных дикарей после присоединения территории к СССР, дикарей тут уже не было. И выселило их само финское правительство, оказав тем самым СССР очень большую услугу. Еще более удачным надо признать то, что зачистку территории от населения финские власти провели еще до войны, что снимает с России всякую даже воображаемую моральную ответственность за это действие.

Все эти факты бешеной милитаризации, развязывания военного психоза у населения, учения и зачистка территории от мирного населения показывают, как усиленно вела финская правящая хунта свою страну к войне. После всех этих действий войны было уже не избежать, слишком много было вложено в подготовку к войне сил и средств. Так или иначе, финны войну бы все равно развязали.

Вернемся к делегации Паасикиви, которая тем временем все же приехала в Москву. Первая встреча в ходе этого этапа переговоров состоялась в кабинете Молотова в Кремле 12 октября. С финской стороны присутствовали Паасикиви, Ирье-Коскинен, Нюкопп и Паасонен; Советский Союз представляли Сталин, Молотов, Потемкин и Деревянский. Финские участники переговоров услышали устное заявление о том, чего Советский Союз ожидает от Финляндии. Советские представители сослались на состояние войны в Европе и заявили, что жизненные интересы Советского Союза требуют, чтобы никакой враг не мог проникнуть в Финский залив. На юге залива эти интересы Советского Союза обеспечены договором с Эстонией, но подобной гарантии на севере залива не существует. Было предложено, чтобы Финляндия согласилась заключить локальный договор о взаимопомощи в обеспечении безопасности Финского залива. Потом разговор коснулся необходимости военной базы на побережье Финляндии, в связи с чем был упомянут полуостров Ханко в качестве возможного места ее дислокации. Кроме того, на севере Финляндию призвали уступить полуостров Рыбачий. С целью защиты Ленинграда граница между странами должна быть отодвинута до линии Куолемаярви-Кююрола-Муолаа-Липола, то есть Пионерское - Красносельское – Правдино – Котово.


Рис. 2. Советское предложение 12 октября 1939 года.

Эта линия на схеме представлена прямыми линиями, хотя на самом деле она наверняка была более-менее извилистой. Но, к сожалению, Таннер дает всего четыре ориентира, а фактически три, поскольку Красносельское и Правдино находятся совсем рядом. В дальнейшем тексте не раз упоминается, что южный конец этой границы находился у Приморска, то есть несколько западнее, чем изображено на схеме (у Пионерского). Принципиального значения такое расхождение не имеет.

В книжке А. И. Козлова (7) имеется очень приблизительная линия этой предполагаемой границы (рис. 3).


Рис. 3. Схема из книжки Козлова.

На этой схеме линия предполагаемой границы изображена почти прямой, от Липпола к Койвисто, без изгиба в сторону Пионерского (не путайте с более жирной линией - это линия Маннергейма). Безразличие исследователей к этой линии кажется напрасным, ведь "у истории без географии случаетя претыкание", как любил повторять Л. Н. Гумилев. Если историки или просто любители истории даже не понимают, о чем собственно шли дискуссии осенью 1939 года, то вряд ли они смогут дать им верную оценку.

Безграмотные придурки, в том числе и из числа писателей руками книг и статей, нередко утверждают, что СССР потребовал от Финляндии Карельский перешеек, что вызвало необходимость обороны. Все такие утверждения, понятно, представляют собой либо ложь, либо глупость. Некоторые более осторожные или более подленькие сочинители уверяют, что советские территориальные претензии лишали Финляндию ее оборонительных сооружений - линии Маннергейма. Это тоже ложь, основные укрепления оставались на финской стороне. Хотя нельзя не признать, что в случае согласия Финлянди частично теряла бы предполье это линии, что несомненно уменьшало ее оборонительные возможности.

Финляндия также должна была уступить острова в Финском заливе, в том числе Гогланд и Березовые острова. В качестве компенсации Советский Союз был готов предоставить территорию в Восточной Карелии, по площади много большую, чем уступаемые районы. Чтобы избежать лишних трудностей, советская сторона решила не поднимать вопрос об Аландских островах.

Финские представители, как и раньше, заявили, что они категорически против заключения договора о взаимопомощи, и наотрез отвергли вариант обмена территориями.

С точки зрения СССР граница между странами проходила чересчур близко к городу Ленинграду: ее отделяли лишь тридцать два километра. У Красной армии уже были на вооружении орудия, стреляющие на расстояние от пятидесяти до шестидесяти километров; вполне возможно, что и Финляндия получит такие орудия, и Ленинград мог оказаться в пределах их досягаемости.
Ниже приводятся замечания Сталина, которые он сделал во время встречи. Их записал финский переводчик, присутствовавший при встрече.

"Никто из нас не виноват в том, что обстоятельства географического порядка таковы, как они есть. Мы должны иметь возможность перекрыть вход в Финский залив. Если бы фарватер, ведущий к Ленинграду, не проходил вдоль вашего побережья, у нас не было бы ни малейшей причины поднимать этот вопрос. Ваш меморандум односторонен и чересчур оптимистичен. Мы должны иметь в виду вероятность самого плохого развертывания событий. Царская Россия располагала крепостями Порккала и Найссаар с их двенадцатидюймовыми орудиями, а также военно-морской базой под Таллином. В то время врагу было невозможно пробить брешь в нашей обороне. Мы не претендуем ни на Порккала, ни на Найссаар, так как они расположены слишком близко к столицам Финляндии и Эстонии. С другой стороны, эффективный заслон может быть создан между Ханко и Палдиски.

В соответствии с законом морской стратегии этот проход в Финский залив может быть перекрыт перекрестным огнем батарей, находящихся на обоих берегах у входа в Финский залив. Ваш меморандум исходит из предположения, что враг не сможет проникнуть в Финский залив. Однако если вражеский флот уже находится в заливе, то залив не может быть защищен.

Вы спрашиваете, какая страна могла бы напасть на нас: Англия или Германия? Сейчас мы находимся в хороших отношениях с Германией, но в этом мире все может измениться. Юденич нападал на нас через Финский залив, позднее такую же атаку предприми ли британцы. Все это может случиться снова. Если вы боитесь предоставить нам базу на материке, мы можем прокопать канал через основание полуострова Ханко, и тогда наша база не будет находиться на материковой части Финляндии. При нынешнем раскладе сил как Англия, так и Германия могут послать крупные военно-морские силы в Финский залив. Я сомневаюсь, сможете ли вы противостоять нападению. Англия сейчас оказывает нажим на Швецию, чтобы та предоставила ей базы. Германия делает то же самое. Когда война между этими двумя странами закончится, флот страны-победителя войдет в залив.


Мы просим, чтобы расстояние от Ленинграда до линии границы было бы семьдесят километров. Таковы наши минимальные требования, и вы не должны думать, что мы уменьшим их. Мы не можем передвинуть Ленинград, поэтому линия границы должна быть перенесена. Относительно Койвисто: вы должны иметь в виду, что, если там были бы установлены шестнадцатидюймовые орудия, они могли бы прекратить любое передвижение нашего флота на всей акватории залива. Мы просим 2700 квадратных километров и предлагаем взамен более 5500 квадратных километров. Какое государство поступало таким образом? Такого государства нет".

Сталин поднял вопрос и о том, что Финляндия объявила мобилизацию и эвакуирует жителей. Такое положение не может продолжаться долго, необходимо прийти к какому-то решению. Финская делегация принимать решения права не имела, и должна была отправиться за дальнейшими указаниями в Хельсинки.

В заключение переговоров произошел следующий обмен мнениями. Финны, как и раньше, говорили пустыми лозунгами, советская сторона старалась ввести их в реальность.

Паасикиви. Мы хотим продолжать жить в мире, оставаясь в стороне от всех конфликтов.

Сталин. Это невозможно.

Паасикиви. Каким образом ваши предложения согласуются с вашим знаменитым лозунгом: "Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим"?

Сталин. Речь идет только об обмене. Так что мы ждем вас обратно двадцатого или двадцать первого.

Молотов. Мы подпишем соглашение двадцать первого, а на следующий день устроим обед по этому поводу.

Этот разговор происходил 14 октября, то есть Сталин и Молотов предложили финнам шесть-семь дней на поездку в Хельсинки и возвращение с хорошими новостями.

На самом деле, конечно, финны принципиально не торопятся. Финские участники переговоров 20 октября вовсе не вернулись в Москву, они в этот день только-только собрались у себя в Хельсинки на секретное совещание в кабинете премьер-министра Кайяндера.

В проекте ответа на советские предложения на этот раз была выражена готовность к большим уступкам. Важно то, что Финляндия согласилась на передвижение границы на Карельском перешейке. Были разработаны три альтернативы.

Альтернатива А: выступ у Куоккалы может быть выпрямлен, и тем самым граница будет отодвинута на расстояние сорок пять километров от Ленинграда. Этого будет достаточно, чтобы устранить теоретическую вероятность, что Ленинград может стать целью артиллерийского обстрела с территории Финляндии, показательно, что про безопасность Кронштадта они при этом начисто забыли.

В соответствии с этим проектом граница должна проходить от селения Раяйоки, к востоку от Хаапала, к Финскому заливу, восточнее церкви Келломяки.


Рис. 4. Граница по финскому предложению 20 октября 1939 года, вариант А.

В книге, судя по всему, присутствуют ошибка, вызванная, вероятно, двойным переводом с финского на английский и с английского на русский. Если всерьез принимать ориентир "селение Раяйоки", то линия границы получится примерно по линии 2-2, что имеет мало смысла. Скорее, надо понимать не "селение Раяйоки", а просто Раяйоки, то есть река Сестра. Тогда граница должна была проходить от Сестры "восточнее Хаапала" и к заливу "восточнее церкви". Где там была церковь, точно неясно, и насколько именно "восточнее" Хаапала, то есть Ленинского, предполагался пункт поворота границы, тоже неясно, но это и не очень важно. Понятно, что в целом граница предполагалась так, как изображено линией 3-3, может быть, чуть правее или чуть левее.

Альтернатива В: Ино может быть уступлен в качестве отдельно взятой крепости, тогда устраняется всякая опасность с моря.

Альтернатива С: если потребуются, чтобы Ино был присоединен к советской территории, это можно сделать посредством соединительного коридора, ограниченного линией Ино-Ваммельйоки-Линтуланйоки-Йеппинен и Финским заливом.


Рис. 5. Граница по финскому предложению 20 октября 1939 года, вариант С.

На рисунке 5 изображен вариант границы по финскому предложению, вариант С. Хотя этот вариант тоже изображен прямыми линиями, но на самом деле только этот вариант вполне ясен в подробностях своих извилин, поскольку граница должна была проходить по речке Рощинке и через озеро Красавица прямо в район Майнилы (Йеппинен, он же Яппиля, примерно соответствует нынешнему Симагино).

В инструкциях делегации на дальнейших переговорах разрешалось предложить СССР лишь устранение выступа у Куоккалы, то есть вариант А.

Во вторую поездку в Москву, вместе с Паасикиви, отправился и автор мемуаров Вяйне Таннер. Они выехали 21 октября на поезде. На вокзале делегацию провожала толпа с песнями и цветами, пиар был организован как надо. Знали бы эти танцоры, что провожают разжигателей войны, они бы принесли с собой не цветы, а гнилые помидоры. Таннер отмечает, что поезд двигался медленно, поскольку все пути были забиты военными эшелонами, белофинско-фашистская правящая клика уже полным ходом готовила Финляндию к войне, а не к миру.

23 октября состоялась первая встреча с представителями советского правительства, с советской стороны были Сталин и Молотов. Финны предложили свой вариант А, как им и было поручено.

Сталин сказал, что Финляндия предлагает слишком мало. Он несколько раз произнес, делая на этом упор, что советские требования были "минимальными", поэтому нет смысла пытаться торговаться. За этим снова последовало развернутое объяснение того, почему Советский Союз должен предъявить такие требования Финляндии. По его мнению, война, которая началась в Европе, может превратиться в мировую и оказаться долгой. Если так и произойдет, то некоторые государства могут предпринять нападение на Ленинград через Финский залив. Чтобы предотвратить подобное нападение, Советский Союз вынужден изыскивать средства, которые позволили бы ему перекрыть вход в Финский залив. Базы на побережье Эстонии, которые оказались в руках Советского Союза, не обеспечивают достаточной гарантии, поскольку финские территориальные воды оказываются вне досягаемости артиллерийского огня из Палдиски. По этой причине Ханко совершенно необходим, так как он расположен напротив Палдиски. Для обороны Ленинграда также необходимы и острова в заливе.

Более широкая дискуссия развернулась о территориях на Карельском перешейке. Финское предложение выпрямить "выступ у Куоккалы" было отвергнуто с ходу. Предложенный район был слишком ограничен, поскольку для развертывания своих сил советской стороне надо было иметь большее пространство. Сталин показал рукой на разложенной на столе карте Генерального штаба новую линию границы. Было ясно, что он свободно ориентируется в географии этой местности. Но у финской делегации не было полномочий принять новое предложение.

Сталин несколько раз напоминал, что в Первую мировую войну британский флот часто появлялся в районе Койвисто, а британские торпедные катера совершали рейд из этого района в гавань Петрограда, потопив несколько судов. Однако Таннер ясно осознавал, что на самом деле советские руководители опасаются не Англии, а Германии. Это государство тоже было названо во время обсуждения в качестве возможного агрессора.

В поддержку позиции Финляндии финская делегация постоянно ссылалась на мирный договор, заключенный в Тарту, а также на пакт о ненападении, заключенный в 1932 году и подтвержденный в 1936 году. Эти ссылки были бесполезными; их буквально пропускали мимо ушей, поскольку те соглашения были заключены при совершенно других обстоятельствах.

После дискуссии, продолжавшейся несколько часов, Сталин и Молотов попросили финнов еще раз обдумать их требования в отношении Ханко и Карельского перешейка. Финны ответили, что эти предложения неприемлемы.
Молотов выглядел удивленным таким результатом. Он произнес как бы между прочим: "Так вы намерены спровоцировать конфликт?" Для беспристрастного наблюдателя это намерение финнов давно очевидно.

В 20.00, после двухчасовых переговоров, финны ушли. Но в тот же вечер, несколько позднее, их снова пригласили. Таким образом, советская сторона сделала шаг для продолжения переговоров. Финнов снова принимали Сталин и Молотов. Разговор возобновился, словно он и не прекращался, и дискуссия продолжилась с обсуждения позиции Финляндии. Молотов подготовил ответ на финский меморандум, в котором снова делался упор на оборонительные потребности Ленинграда, но на этот раз требования были уменьшены. Финское предложение относительно Карельского перешейка отвергалось, но и здесь Советский Союз выдвигал требования меньшие по сравнению с теми, что были изложены первоначально.

Теперь линия предлагаемой границы сдвинулась южнее того, что Сталин раньше показал на карте. Но конечным ее пунктом по-прежнему оставался Койвисто.


Рис. 6. Граница по советскому предложению 23 октября 1939 года.

Эта линия на рис. 6. показана чисто предположительно, сообщение Таннера о том, что эта линия "сдвинулась южнее", содержит недостаточно данных, чтобы провести линию на карте хоть как-нибудь более-менее точно. Линия нарисована наугад, для иллюстрации, просто южнее старого советского варианта и севернее финского варианта С.

ДОПОЛНЕНИЕ 2018 года

Более точное представление на карте линий границы по советским предложениям 14 и 23 октября 1939 года (источник)


Продолжение следует.

Tags: , , ,

39 comments or Leave a comment
promo zdrager august 29, 2008 04:52 5
Buy for 1 000 tokens
(с) не мое, но одобряю.
Comments
pikkuvesi From: pikkuvesi Date: November 30th, 2010 07:52 pm (UTC) (Link)
Махровая советская пропаганда, да к тому же ещё и оскорбительная.
zdrager From: zdrager Date: December 1st, 2010 03:01 am (UTC) (Link)
Минимальная доза здоровой пропаганды в тексте безусловно присутствует, вы правы.
pikkuvesi From: pikkuvesi Date: December 2nd, 2010 08:19 pm (UTC) (Link)
Ну, начнём для затравки с самого начала: "граница между двумя странами на Карельском перешейке была возвращена от реки Сестры на свое законное тысячелетнее место – туда, где она находится и в настоящее время."
Во-первых, где была граница 1000 лет назад? А её вообще не было. Первая граница появилась лишь в 1323 году, и шла она как раз по Сестре.
Во-вторых, между какими странами? Ореховецкая граница 1323 года пролегла между Шведским королевством и Новгородским княжеством, вошедшим в состав Руси лишь спустя полтора века, в 1478-м. Граница при этом осталась на Сестре. Ушла она с Сестры лишь в 1617-м, но не в сторону нынешней границы, а в противоположную. По Столбовскому миру Россия потеряла Ингерманландию и выход к Балтийскому морю. Приблизительно на нынешнее место граница передвинулась меньше 3 веков назад, в 1721-м. Так о каком законном тысячелетнем месте можно говорить?
zdrager From: zdrager Date: December 3rd, 2010 04:54 am (UTC) (Link)
В Ореховецком договоре зафиксирована граница по результатам шведской агрессии конца 13-начала 14 веков. Но этот же текст сообщает и о ситуации, существовавшей до шведской агрессии, то есть по крайней мере в 13 веке. В тексте догвора сообщается, что Новгород передает Швеции западную часть Карельского перешейка. Из дипломатических соображений там написано, что Новгород подарил эту землю Швеции, на самом деле шведы ее просто захватили. Обе договоривающиеся стороны согласни с тем, что до шведского вторжения Карельский перешеек целиком принадлежал Новгороду. Какие еще доказательства нужны? Вполне исчерпывающе - Карельский перешеек исконно принадлежит России, и никому другому. Новгороду, если быть точнее, но Новгород - часть России.
Это положение ДО шведской агрессии я и имел в виду под "законным тысячелетним". Слово "тысячелетнее" не стоит понимать буквально, я согласен заменить его на 900-летнее или 800-летнее, просто не знаю, какую тут точную дату поставить, и потому использовал "тысячелетнее" несколько метафорически, с допущением некоторой погрешности, в смысле "очень давно".
Вот соображение "между какими странами граница" довольно убедительно. Поскольку никакой Финляндии тогда не было, то и граница между Россией и Финляндией тысячелетней быть не может. Наверно, надо заменить на просто "Российская граница", не уточняя, с кем граница. Спасибо, уместное замечание.
pikkuvesi From: pikkuvesi Date: December 5th, 2010 08:46 pm (UTC) (Link)
Ладно, поехали дальше.
"курьезный мимолетный исторический эпизод – советско-финская граница недолгое время проходила по реке Сестре"
Советско-финская, а точнее, советско-финляндская граница проходила по Сестре чуть меньше 22 лет (по осени 1939). Вроде бы, немного, но ровно столько существовало само государство Финляндия, а Советская Россия всего на месяц дольше. Так можно ли называть мимолётным период, охватывающий всё время существования обоих государств?
Если же рассматривать внутрироссийскую границу Великого княжества Финляндского (на момент провозглашения Финляндией независимости), то она шла по Сестре 106 из 108 лет своего существования. Не такой уж мимолётный эпизод.
zdrager From: zdrager Date: December 6th, 2010 06:48 am (UTC) (Link)
Да, вы правы. Имеются в виду именно первые два десятилетия существования Финляндии. Уже из нашего времени почти сто лет спустя тот период можно воспринимать как мимолетный. А если учесть, что чуть раньше в тексте упоминалась тысячелетняя история, то и подавно.
pikkuvesi From: pikkuvesi Date: December 6th, 2010 07:36 pm (UTC) (Link)
Насчёт выражений "хамским образом отхватила", "нелепого поступка" (кстати, с чьей стороны нелепого?), "дебильного склада ума" и подобных можно сказать только то, что это просто хамство, не делающее чести их автору.
zdrager From: zdrager Date: December 7th, 2010 05:48 am (UTC) (Link)

А это вы зачем написали? Список фактических неточностей в моем тексте иссяк? Негусто их оказалось.

Меня интересуют иманно возможные фактические ошибки в тексте. Указания на них я выслушаю с вниманием и благодарностью. Если же вы решили перейти к обсуждению моей темной личности. то будете просто посланы на хуй, и разговор на том завершится.
pikkuvesi From: pikkuvesi Date: December 6th, 2010 07:47 pm (UTC) (Link)
Йеппинен, или Jäppilä - первая финская деревня от границы по восточно-Выборгскому шоссе, примерно соответствует нынешнему Симагино.
zdrager From: zdrager Date: December 7th, 2010 05:45 am (UTC) (Link)
Спасибо. Мне не приходило в голову, что Йоппинен и Яппиля - это одно и то же.
pingback_bot From: pingback_bot Date: March 24th, 2011 02:40 am (UTC) (Link)

Блуждания границы

User awas1952 referenced to your post from Блуждания границы saying: [...] в заметках о процессе формирования современной границы на перешейке (1 [...]
pingback_bot From: pingback_bot Date: March 26th, 2011 03:45 am (UTC) (Link)

Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет - Нео

User whisper_1358 referenced to your post from Ума холодных наблюдений и сердца горестных замет - Необычайные приключения советско-финской границы saying: [...] ний и сердца горестных замет - Необычайные приключения советско-финской границы в 1939 году - 1 [...]
100oz From: 100oz Date: March 26th, 2011 10:35 pm (UTC) (Link)
бредятина :)) когда совок был добреньким?? народы сражались за свою независимость. а русские вечно вероломно нападали на маленьких соседей и оттяпывали у них территории. а потом позорно, как нашкодившие котятки, сдавали острова китайцам и исходили слюной относительно японских островов. "СССР выведет войска после окончания войны..." из берлина когда вывели войска? наивняк полный. хрен с границами, стыдно жить в этой убогой стране. совок как был в дерьме, так и рашка пыталась встать с колен, но неминуемо падала мордой в это же дерьмище. а чего достигла финляндия!!! все нормальные люди хотят свалить из совковой рашки хоть в штаты, хоть в другие демократии. как известно, аптека за углом, могу достать рецепт ))
zdrager From: zdrager Date: March 27th, 2011 02:59 am (UTC) (Link)
Милашка какая
pingback_bot From: pingback_bot Date: March 27th, 2011 09:17 pm (UTC) (Link)

Необычайные приключения советско-финской границы в 1939

User 13wolf referenced to your post from Необычайные приключения советско-финской границы в 1939 году - 1 saying: [...] Originally posted by at Необычайные приключения советско-финской границы в 1939 году - 1 [...]
From: (Anonymous) Date: December 1st, 2011 06:16 pm (UTC) (Link)
Допустим, Карельский перешеек не имел оснований принадлежать Финляндии. Но с какой стати он должен принадлежать России? Поидее, республика Карелия должна была стать независимым государством, в которое также входил бы и Карельский перешеек, и финская Северная и Южная Карелия. Каждый народ вне зависимости от численности имеет права на суверенитет. Посмотрите на историческую карту России - на добровольной ли основе в ней объединено столько стран? Вспомните бесчисленные войны и подумайте: что должны были ощущать народы, завоеванные Московией? Россия в ее современном состоянии - огромная Московская колония, не дающая никому развиваться, грабящая, убивающая, жестокая, жлобская. Россия станет нормальной страной только тогда, когда освободится от этого ига. А, судя по нынешним настроениям в обществе, такой ход событий не так уж и невероятен
zdrager From: zdrager Date: December 1st, 2011 09:14 pm (UTC) (Link)
Мне представляется, вы сильно заблуждаетесь по поводу того, что "Каждый народ имеет права на суверенитет". Реальность опровергает ваше мнение. В мире несколько тысчя народов, и несколько сот всего государство. Из этого неизбежно следует, что подавляющее большинство народов на Земле суверенитета не имеет. Здесь бессмысленно искать виноватых, тем более искать их в одной отдельно взятой столице (Москве). Просто мир так устроен, если вы верующий, можете считать, что это воля божья, если неверующий - что это закон геополитики. Столь же объективный и наблюдаемый.

Карельский перешеек принадлежит России просто по праву приоритета. Так уж формировались все границы всех государств в раннем средневековье в Европе. Ничейные территории, то есть территории, где не было государств, присоединяли к себе все существующие государства. И Новгород, поделивший со Швецией территорию севернее Финского залива, в этом отношении ничем не отличался от той же Швеции и всех других европейских государств.

Кстати, как раз Карелию очень сложно считать завоеванной. История показывает, что за время нахождения в составе Новгорода, а позднее и России, до Смутного времени, карелы были вернейшими союзниками русских, и во всех войнах выступали за русских против финнов и шведов. Конечно, пару раз восставали и против Новгорода, но пара локальных недоразумений за полтысячи лет верного союза это такая мелкая случайность, о которой и говорить серьезно не стоит. Я думаю, нелегко будет найти в истории России столь же верного и стойкого союзника русских, как карелы. Это вряд ли отношение завоеванного народа к русским, скорее, как я уже сказал, карелы показали идеальное отношение верного и добровольного союзника.

Не забудьте также, что после шведско-финского нашествия в 17 веке большинство карел совершенно добровольно переселилось не куда-нибудь, а в Тверскую землю, поближе к Москве и под защиту русской армии. Зря вы плюете с высокой колокольни на столь явно выраженное мнение средневековых карел о России.

В последних строках вашего коммента такой бессмысленный и беспощадный бред, что могу только посоветовать вам взяться за руки и жить не по лжи.
livejournal From: livejournal Date: September 10th, 2016 03:29 am (UTC) (Link)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal северного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
kommunisti_zlo From: kommunisti_zlo Date: October 15th, 2017 04:23 pm (UTC) (Link)
А в 2017, на многое, перечисленное в обсуждении здесь , смотрится уже по другому.
slon_76 From: slon_76 Date: November 2nd, 2018 01:49 pm (UTC) (Link)
Хорошая поправка от 2018. Спасибо. Смысл отнесения линии южнее совершенно очевиден - максимально обойти Линию Маннергейма, чтобы финны не дергались лишний раз
zdrager From: zdrager Date: November 2nd, 2018 09:59 pm (UTC) (Link)
Пожалуйста В совершенно неожиданном месте эта схема обнаружилась :)
39 comments or Leave a comment